Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Дрожди в 1863 г. и львиный рык в отечественном пивопотреблении

И мы вновь обращаемся к произведению Н. Витта «Пиво и его приготовление» (1863 г., Санкт-Петербург, Типография Товарищества «Общественная польза», стр. 49 - 52). Нас на этот раз интересуют дрожжи.

Хотелось бы остановиться на самых, как мне кажется, ярких моментах повествования, сделать свои робкие выводы и вновь задать вопросы в пространство:
1. В шестидесятые годы XIX века пиво летом не производилось.
Об этом мы можем судить по двум фразам из текста:
- «Поэтому нужно ещё показать, как доставать первые дрожжи, когда пускается новый завод, и как хранить дрожжи летом, когда не варится пиво».
- «В нижеследующем я укажу, каким образом можно хранить дрожжи на пивном заводе от весны до осени, когда производство прекращается».
Не стоит забывать, что Карл фон Линде (Carl Paul Gottfried von Linde) изобрёл свой первый холодильный агрегат, который он опробовал на пивоварне в Аугсбурге, ровно через десять лет после публикации данной книги. Но было бы безумно интересно узнать, на каком именно пивоваренном заводе в России была впервые установлена холодильная машина.
2. Приготовление двойного пива (видимо, имеется в виду доппель-бок) основано на одном из способов (см. третий) сохранения дрожжей от весны до осени, т.е. в летний период, когда пиво-производство прекращалось полностью. Формально можно полагать, что стиль «Октоберфест» в XIX веке - это двойное мартовское пиво, пережившее лето.
3. Использование спонтанного брожения, судя по всему, было в какой-то степени распространено, раз говорится о том, что «тёплый солодовый настой и сам собою забраживает», но абсолютно не подходило для приготовления баварского пива.
Эмиль Кристиан Хансен (Emil Christian Hansen) вывел чистую культуру дрожжей (Saccharomyces Сarlsbergensis) лишь в 1881 году, поэтому ни о каких пропагаторах и речи быть не могло. И опять же возникает вопрос: А кто из российских пивоваров первым установил у себя аппарат Хансена и стал самостоятельно выводить чистую культуру дрожжей?

4. Интересно, что «чистые» (насколько это было возможно) дрожжи получали в том числе и с германских заводов. Николай Витте приводит этому красочный пример: «Осенью 1859 года на одном петербургском пивоваренном заводе получены были хороши дрожжи из известной мюнхенской львиной пивоварни. Дрожжи эти были просто отмыты, отжаты и уложены в жестяной ящик, который потом был запаян». Что за мюнхенская пивоварня, понятно, я думаю, всем. Но вот интересно, на какую именно петербургскую пивоварню поступили эти дрожжи? Это могли быть и Лазутин, и Дурдин, и Калашниковский завод, и Калинкинский… «Гамбринус», «Бавария», «Вена» на момент поставки дрожжей ещё не были построены.
Но вообще Мюнхен и Бавария в целом в середине XIX века становятся меккой для всех континентальных европейских пивоваров в части копирования технологий и приобретения дрожжей. Вспомним, что Якоб Якобсен привёз в Копенгаген в шляпной коробке, обложенной льдом, дрожжи со Шпатена. А в Петербург кто-то привёз дрожжи с Лёвенброя.

 

Поиски этой петербургской пивоварни привели к совершенно другим, но не менее интересным фактам, касающимся иного мюнхенского следа в истории российского пивоварения.
Так я натолкнулся на серию воспоминаний «Лейб-гвардии Павловский полк глазами поручика Александра Петровича Редькина», которая была опубликована в ряде номеров эмигрантского журнала «Военная быль», выходившего в Париже в середине ХХ века. В 1961 году в номере 47 была помещена очередная статья под названием «Картинки мирной жизни Лейб-Гвардии Павловского полка. НА ОГОНЕК». В ней можно найти занятный эпизод:
«В полку было несколько офицеров, носящих немецкие фамилии, и вот Карл Мейер устроил вместе с ними настоящий бир-фест.
Столовая вся увешена плакатами, карикатурами на своих же офицеров. Были в полку рисовальщики и карикатуристы, как, например, Андрей Потоцкий. У камина бочка Левенбрей, на столе, во всю длину столовой, сыры разных сортов, видов и вкусов, колбасы, сосиски, ветчина, большие немецкие кружки с оловянными крышками и полнейшая дисциплина за столом, никакой инициативы, ни водки, ни вина, ни особо заказанных блюд. «Набирфестились» основательно. А утром пожалуйте на занятия в роты и чтобы ни в одном глазу».
«Бочка Левенбрея у камина» говорит о двух городах своего возможного происхождения – Мюнхен и Витебск.
Дело в том, что находящийся на 36 месте в ретро-рейтинге (на 1913 год) самых богатых людей Белоруссии Адольф Левинсон перевёл свою семейную левинсоновскую пивоварню под названием «Бавария», основанную на 3-й Верхне-Набережной улице (ныне ул. Ильинского) ещё его дедом Гозиасом Рубиновичем Левинсоном в 1875 году, в акционерное общество и переименовал её «Левенбрей». Произошло это переименование в 1913 году.Произошло это переименование в 1913 году. Так говорят все сайты подряд, но действительно ли это случилось в 1913-ом? При более пристальном рассмотрении этого пустякового момента выясняется, что нет.
Открываем «Полное собрание законов Российской Империи. Собрание третье. Том XXXII. 1912 г. Отделение I» (1915 г., Петроград, Государственная типография, стр. 1621) и что мы видим в записи под номером 58415? Устав акционерного общества «Левенбрей» в Витебске высочайше утверждён 01 декабря 1912 года.

Занятно, что в 1913 году произошло не переименование пивоварни «Бавария» в АО «Левенбрей», а смерть Августа Бебеля (Ferdinand August Bebel), имя которого позднее каким-то чудным образом прилепилось к этому заводу.

Кстати сказать, Адольф Георгиевич Левинсон был любителем-виолончелистом. И на этой почве он познакомился как-то раз с известной пианисткой Фридой Давыдовной Тейтельбаум, ученицей великого Антона Григорьевича Рубинштейна, закончившей Петербургскую консерваторию в 1896-м году, и женился на ней. Вероятно, не без помощи Адольфа Георгиевича Фрида Давыдовна в городе Великие Луки на Левой набережной (ныне набережная А. Матросова) в 1912 году построила театр и кинотеатр «Модерн», чьей владелицей и стала. А первым управляющим театра был её отец Давид Айзикович Тейтельбаум.
Одной из звёздных учениц уже Фриды Давыдовны была Мария Юдина, родом из Невеля, ставшая затем одной из самых знаменитых пианисток ХХ века.
Но сейчас не об этом, а о пиве. Мы не знаем достоверно, какой год имеет в виду в своих описаниях поручик Редькин. Поэтому следует прибегнуть к другим источникам.

 

Без всякого труда можно найти стихотворение, посвящённое десятилетию легендарного ресторана «Вена», находившегося на углу Малой Морской (д. 13) и Гороховая (д. 8). Его, в частности, приводит в своей статье о «Вене» С.В. Семенцов. Сии вирши не блещут каким-то изощрённым слогом, но всё же в них есть нечто, что не может не привлечь внимания:

«ВЕНА»
Ризотто Миланезе...
Шашлык и поросенок...
Ах, аромат их тонок,
Точь в точь духи Фарнезе.
О беф були, котлетки
("Варвара" и другия)...
Их качества благия
Оценят лишь поэты.
О Левенбрей
и Шпатен...
О вина и ликеры...
Они ласкают взоры,
И вкус их так приятен.
Но лучше Соколова
Не знаю я приманки:
В нем ум, размах есть Янки,
И дела он основа.
Эпикур. СПб. 2.V. 1913 г.

Ну, предположим, что Левенбрей варили в Витебске и доставляли в Петербург, но откуда в тексте взялся Шпатен? Уж не в Мозыре ли его делали? Логично предположить, что два мюнхенских пива каким-то образом вместе доставляли в Санкт-Петербург, где их благополучно и разливали в частности в том же ресторане «Вена» Но это всего лишь предположение, подтверждение которого затрудняется тем же 1913-ым годом. Если «Левенбрей» появился на свет в Витебске в декабре 1912-го, до мая 1913-го он мог легко появиться и в столице. Но как он смог «прощемиться» в «Вену»? Не могу себе этого представить при всём моём уважении к Витебску.
Поэтому вероятность того, что мюнхенская пивоварня, между прочим, крупнейшая на начало века в Германии, могла присутствовать и на российском рынке, также крайне высока. В качестве «железного аргумента» этому приведу интереснейшую фотографию начала ХХ века:

Знаменателен в ней не только сам сюжет, но подпись: «Первоклассная французская кухня. Лучшие вина иностранных и русских фирм. Заграничное Пильзенское и Мюнхенское пиво из бочек». Вот Вам и ответ – Лёвенброй-Левенбрей по крайней мере в рамках ресторана «Вена» был оригинальным. И бочка мюнхенского «Левенбрея» в столовой Лейб-Гвардии Павловского полка сразу же приобретает реальные очертания.

NB: Не следует смущаться адресу на открытке – улица Гоголя, № 13. Дело в том, что 10 июля 1902 года Малая Морская была переименована в улицу Гоголя, в честь Николая Васильевича, жившего в доме 17 по этой улице, в связи с 50-летием его смерти.

 

А мы всё же обратимся вновь к официальному каталогу коллективного немецкого стенда парижской выставки 1900 года, выпущенного на английском языке: «Official Catalogue of the Collective Exhibition of the German Industry in Articles of Food. Paris International Exhibition 1900»:

Из данного рекламного объявления можно вынести то, что пивоварня «Zum Löwenbräu» существует с 1765 года, производит тёмное и светлое экспортное пиво, бок-бир и мартовское и позиционирует себя на момент выставки в Париже, как самую большую пивоварню в Германии. Приводится также информация о самом производстве и график продаж за последние 25 лет. Он таков:

Годы Продажи в гектолитрах
1873/74 - 196 764
1879/80 - 204 808
1884/85 - 236 750
1889/90 - 501 777
1894/95 - 528 254
1897/98 - 553 659
1898/99 - 594 202

Что-то произошло в период с 1885 по 1889 годы, что позволило увеличить продажи более, чем в два раза. Вероятней всего, начался экспорт. У мюнхенской пивоварни, как видно из рекламы, уже есть представительства в Париже и Брюсселе, в Нью-Йорке и Гамбурге. И если пиво «доезжало» до Нью-Йорка, то почему оно не могло продаваться и в Петербурге? И ресторан « Вена» - прекрасное этому доказательство.

Одно ясно, что если под «Левенбреем» в 1913 году в Санкт-Петербурге подразумевалось пиво от мюнхенской пивоварни, то после того, как 01 августа 1914 года Германия объявила войну России, всяческие поставки в столицу немецкого пива были прекращены.
Ну, а что же витебский «Левенбрей»? Он был благополучно национализирован в 1918 году и чуть позднее был переименован в «Пивоваренный завод имени Бебеля». Но вот когда именно прошло переименование?
  

Проносятся годы, а вместе с ними Первая мировая война, Февральская и Октябрьская революции, а затем и Гражданская война. Подходит к своему логическому концу НЭП. И тут мы натыкаемся на стихотворение Владимира Маяковского «Хулиган» ( 1926 г.), которое начинается с вот таких строек:

Ливень докладов. Преете? Прей!
А под клубом, гармошкой изоранные,
В клубах табачных шипит «Левенбрей»,
В белой пене прибоем трёхгорное...

И какое же пиво имеет в виду трибун революции? Витебского завода или мюнхенского? Импортировалось ли немецкое пиво в Советский Союз?
Ещё большего тумана наводит Валентин Катаев в своём цикле сатирических путевых очерков «В Западную Европу», связанном с зарубежной поездкой автора. Фельетоны: «Zrewidowano» и «Столбцы – Варшава» опубликованы 10 и 24 августа 1927 года в «Нашей газете». Вот небольшой отрывок из них:

 

«Входит льстец в галунах и приглашает в вагон-ресторан завтракать. Кстати, во имя экономии времени и места убедительно прошу в дальнейшем иметь в виду, что все поляки или в галунах, или в замшевых перчатках, сообщать об этом больше не буду; разбирайтесь сами - когда галуны, когда перчатки.
По коридору, подпрыгивая и хватаясь за стены, идут в салон-вагон пассажиры. В шесть часов вечера - Варшава.
А пока - любопытно позавтракать в ресторане трансевропейского экспресса.
2. СТОЛБЦЫ - ВАРШАВА
В вагон-ресторане роскошного «Матропа» под ослепительным потолком крутится широкопалый пропеллер вентилятора. Вагон-ресторан блестит лакированным красным деревом, хорошо отшлифованным стеклом и яркой решетчатой медью отдушников-жалюзи. По стенам и потолку - рекламы. Элегантные, хорошо отпечатанные, лаковые, среднеевропейские рекламы. Конечно, «Пейте мюнхенское пиво Левенбрей» (а я-то в простоте душевной полагал, что пиво Левенбрей водится исключительно в Охотном ряду. Угол Тверской, за столиком под елочкой!)».

 

Всё вроде бы говорит о том, что по идее в Витебске мог ещё существовать завод с названием «Левенбрей» и продавать своё пиво в Москве. Но мог опять же существовать и импорт. Одно другого не отменяет.
На помощь, как это часто случается, приходит телефонный справочник - «Абоненты Ленинградской телефонной сети 1925 г.» (1924-1925 г.г., Ленинград, Издание Северо-западного округа связи и Орготдела ленинградского губисполкома):

Долистываем до 152 страницы. И что мы видим? На Большом Казачьем переулке в доме под номером 9 находился базисный склад завода «Левенбрей», а в соседнем 11 доме оптовый склад пива этого же завода. «Ну, и что?» - задаст вопрос вдумчивый читатель, - «Что это доказывает? Это легко могли быть склады витебского завода, благо Витебский вокзал совсем близко к указанному адресу». Возможно… Возможно, завод ещё не был переименован. Но давайте полистаем справочник дальше.

На 208 странице мы находим адреса пивных и в частности завода «Левенбрей». Они находились на:
- Казачьем переулке, д. 12;
- Загородном проспекте, д. 11;
- пр. Чернышевского, д. 6;
- Нижегородской улице, д. 15/1;
- Большеохтинском проспекте, д. 55/1;
- проспекте Юного Пролетария, д. 17.
А на 210 странице мы вдруг натыкаемся на пивные завода имени Бебеля. Дано два адреса:
- Усачёв переулок, д. 2;
- улица 3 Июля, д. 46.
Вопрос тот ли именно завод переименовали в Витебске, не закралась ли какая-то историческая ошибка? И не был ли в 1925-ом году «Левенбрей» мюнхенским?
Здесь же на 210 странице по ходу пьесы находим адреса действующих пивоваренных заводов Ленинграда «по состоянию на 1925 год». Их всего четыре:
1) Пивоваренный завод Л.С.П.О. 1-ый «Красная Бавария» (бывшая «Старая Бавария»), Петровский пр., д. 9;
2) Пивоваренный завод Л.С.П.О. 2-ой «Стенька Разин», ул. Стеньки Разина, д. 9;
3) Пивоваренный завод №1 государственный (бывший «Вена»), с. Михаила Архангела, д. 23;
4) Пивоваренный завод №2 Пищетреста, Полюстровская набережная, д. 7.

Листаем дальше до раздела «23. Пивные». Здесь на 403 странице расширяем свой кругозор адресной программой завода имени Бебеля. К вышеприведённой информации добавляются ещё две точки, и картина выглядит следующим образом:
- Усачёв переулок, д. 2;
- Апраксин переулок, д. 9;
- ул. Герцена, д. 26/14;
- улица 3 Июля, д. 46.
Но не обольщайтесь, на следующей странице пивоваренный завод «Левенбрей» отыгрывает количество пивных расширяя их до семи:
- В.О., 17-ая линия, д. 32/67;
- проспект Володарского, д. 13;
- Казачий переулок, д. 12;
- Загородный проспект, д. 11;
- Международный проспект, д. 34-а;
- пр. Чернышевского, д. 6;
- Нижегородской улице, д. 15/1;
Но теряя при этом два адреса в пути:
- Большеохтинский проспект, д. 55/1;
- проспект Юного Пролетария, д. 17.

Добьём ещё парочку страниц из справочника. На 411-ой в разделе про склады и кладовые находим упоминание о пивном складе «Левенбрей» по адресу Большой Казачий переулок, д. 9.
А на странице 494 на букву «П» появляются вновь пивные от этих двух заводов. Бебелевские пивные указываются по адресам:
- Апраксин переулок, д. 9;
- проспект Володарского, д. 13;
- ул. Герцена, д. 26/14.
А левенбреевская – по адресу В.О., 17-ая линия, д. 32/67.
И какой можно сделать вывод? А вот какой! На 404-ой странице адрес «проспект Володарского, д. 13» упоминается в связи с пивоварней «Левенбрей», а на 494-ой – в связи с пивоварней имени Бебеля. Учитывая, что левенбреевские склады находились в непосредственной близости от Витебского вокзала, можно смело утверждать, что речь идёт об одном и том же белорусском заводе, но с разными торговыми марками. Увы, чуда не случилось, и выявить импорт мюнхенского пива в советский период нам пока не удалось.
Но и мюнхенские дрожжи, и мюнхенское пиво во времена Российской империи на срезе XIX-XX веков достигали Санкт-Петербурга, и, вероятно, внесли свой вклад в становлении отечественного пивоварения.

Представления: 1121

Теги: Löwenbräu, Левенбрей, архив, дрожжи

Комментарий от: Djons, Октябрь 30, 2012 в 12:13am

Ну а собственно, какой резон импортировать в 25-м году "буржуазное пиво"? НЭП уже "угарает". Зачем? Для кого? Тем более, что есть своё пиво.

Комментарий от: Юрий Катунин, Октябрь 30, 2012 в 8:15am

Саша, вообще, это интересный аспект истории отечественного пивоварения. Я лично считаю, что импорт в какой-то степени подстёгивает развитие.
При этом НЭП - весьма загадочный период. И мне лично доподлинно неизвестно, был ли импорт пива в это время.
Получается, что Витебский завод начал экслуатировать чужое имя ещё с конца 1912 года и продолжил это делать уже будучи государственным предприятием. Занятно, что количество пивных Трёхгорного завода в Ленинграде в это время не превышало семи. А относительно небольшой белорусский завод развернул целую сеть, благодаря в т.ч. использованию буржуазного имени.
Да, и не только в Ленинграде. Вот Голицын Сергей Михайлович в своих «Записках уцелевшего» пишет о Москве в начале НЭПа: «Сбоку просторной пивной известной фирмы «Левенбрей» начинался ныне не существующий отрезок Тверской с несколькими магазинами, и помещалась редакция журнала «Крокодил» с яркой вывеской, изображавшей зубастое чудище, стоявшее с вилами в лапах». Т.е. Левенбрей - это был некий известный бренд, как сейчас бы сказали. И возможно, никто его не ассоциировал с Витебском.
Но я боюсь даже предположить, что могло существовать и лицензионное производство. Хотя зачем его организовывать в Витебске, а не в самой Москве или Ленинграде?

Комментарий от: Djons, Октябрь 30, 2012 в 10:34am

Похоже, что Лёвенбрёй действительно был известен до революции, а Витебск просто закосил под него. Хотя Лёвенбрёев в Германии было и есть несколько. А уж в конце 19-го начале 20-го века не думаю, что были какие-то судебные тяжбы на этот счёт. Так, что вполне могли эксплуатировать название.

Комментарий от: Пивной адвокат, Октябрь 30, 2012 в 11:11am

по поводу дрожжей, читал у проф. Басаржовой, что до инновации Хансена, дрожжи хранились обвалянные в муке и меде, подпитываемые водой. Причем непонятно это было еще до легендарной книги Гайка 1585г. о технологии пивоварения или уже после, ближе к деятельности выдающегося технолога Поупета в XVIII векеI

Комментарий от: Паша, Октябрь 30, 2012 в 10:36pm

Всё что вы хотели знать о советском пиве периода НЭПа, но боялись спросить, теперь можно узнать из книги Свешникова "Пивоварение в Советском Союзе, эпоха ВСНХ".

Касательно экспорта пива, то судя по всему он был, и довольно активный, так как законадательно был установлен акциз на импортное пиво (который сначала взымался с нетто веса пива, потом брутто и постоянно повышался). А крупные западные производители зарегистрировали свои торговые знаки в Комитете по делам изобретений.  Так приводятся для примера торговые марки Пауланера, Францисканера, Басса зарегестрированные в СССР того времени...

Известен даже один случай попытки экспорта!!! пива (в Иран), но попытка успехом не увенчалась...

Комментарий от: Юрий Катунин, Октябрь 31, 2012 в 7:55am
Касательно экспорта пива, то судя по всему он был, и довольно активный...

Вероятно, всё же "импорта" пива.
Интересно было бы книгу почитать.
Комментарий от: Паша, Октябрь 31, 2012 в 8:38am

Да, конечно, импорта.

Распространением книги занимается Фатюхин, можно связяаться с ним напрямую или через меня (но мой рабочий график такой, что я не попадаю на ближайшие клубные встречи, хотя можно и в метро пересечься). Возможно у Галины Всеволодовны есть экземпляр.

Меня поразил тот объем информации который перелопатил Свещников. Судя по всему он перечитал все экономические газеты, журналы и сборники декрктов того времени и вычленил все что касается пива. 

Жаль только Ой-Хо-Хо до сих пор в своем стиле - в пиве он так и не понимает, так что несколько его личных пассажей коробят слух, но ни в коей мере не умаляет значение его руда...

Комментарий от: Бражник, Октябрь 31, 2012 в 9:27pm

по поводу дрожжей, читал у проф. Басаржовой, что до инновации Хансена, дрожжи хранились обвалянные в муке и меде, подпитываемые водой. Причем непонятно это было еще до легендарной книги Гайка 1585г. о технологии пивоварения или уже после, ближе к деятельности выдающегося технолога Поупета в XVIII векеI

А не могли бы вы дать ссылки на книги(желательно в переводе), уж больно интересно...

Комментарий от: Юрий Катунин, Октябрь 31, 2012 в 10:26pm

Мне всё же кажется, что слова "технология" в 1585 году не существовало в принципе. Могу ошибаться, ибо книги не читал. Артём, поделись информацией, пожалуйста.

Комментарий от: Юрий Катунин, Ноябрь 1, 2012 в 6:17am
Распространением книги занимается Фатюхин, можно связяаться с ним напрямую или через меня (но мой рабочий график такой, что я не попадаю на ближайшие клубные встречи, хотя можно и в метро пересечься). Возможно у Галины Всеволодовны есть экземпляр.

Что-то не получается у меня напрямую... То ли почта не та, то ли просто не получается. Хотелось бы почитать. И что за пассажи?

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования