Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Вопрос об истории пива в морском рационе всегда занимателен. Не было бы пива, не было бы и важных географических открытий. Человек не может пить морскую воду, а пресная вода со временем портиться. Крепкими алкогольными напитками жажду на утолить. И, пожалуй, единственный наиболее пригодный к долгим путешествиям напиток, который способен сохраняться в течение длительного времени, и при этом бороться с жаждой, обладать тонизирующими свойствами и целой группой витаминов, - это пиво.
Сегодня мы раскроем книгу под названием «Обзор заграничных плаваний судов русского военного флота с 1850 по 1868 год» (1871 г., Санкт-Петербург, Типография Морского министерства в Главном Адмиралтействе). Здесь помимо описаний судов, случаев их гибели, поломок и ремонта, заметок командиров о заграничных портах, их гидрографических замечаний, о болезнях на судах и гигиенических мероприятий по их предотвращению, о выборе команды и пищи и т.п., есть несколько таблиц стоимости провианта, закупаемого российскими военными кораблями в зарубежных портах. Интересно рассмотреть парочку из них. Оказывается, наряду с остальными продуктами во многих местах приобретались также эль и портер.

Вторая таблица (а соответственно и две последние строчки в нашем «реестре») относится к ценам на «морскую провизию и прочие предметы 60-ти пушечного винтового фрегата «Светлана» в заграничном плавании в 1860, 1861 и 1862 годах».
И давайте посмотрим на этот весьма занятный реестр цен на портер и эль, которые закупались российскими военными судами во время их заграничных плаваний в начале второй половины XIX века:

Порт

Цена за дюжину, руб.

Портсмут

2,25

Рио-де-Жанейро

5,70

Капштадт (Кейптаун)

3,64

Батавия (Джакарта, о. Ява)

4,10

Сингапур

3,95

Манила

4,27

Гонконг

4,70

Шанхай

4,70

Нагасаки

(?),87

Николаевск

9,20

Сан-Франциско

4,11

Гонолулу

4,25

Пансити (бухта о. Таити)

5,30

Монтевидео

5,27

Остров Святой Елены

3,80

Остров Вознесения

3,80

Шанхай

3,50

Мельбурн

3,94

Мы не узнаем, сколько пиво стоило в Нагасаки, тут очевидна опечатка, ибо курсивом выделены самая низкая и самая высока цена, а цена в Нагасаки опубликована обычным шрифтом. Но даже в Нагасаки российские военные корабли пополняли свои запасы элем и портером для судового рациона. А что же до цен? Очевидно, что в Великобритании, в Портсмуте цены на эль и портер были самыми низкими. И внезапно удивило, что в Николаевске цены были самыми высокими, более, чем в четыре раза дороже, чем в Портсмуте, и чуть ли не в два раза дороже, чем по округе по соседним странам.
Тут следует привести небольшую цитату из Википедии о Николаевске-на-Амуре:
«1 августа 1850 года российским мореплавателем капитаном I ранга Геннадием Невельским в ходе Амурской экспедиции 1849—1855 г.г. в устье Амура, было основано военно-административное поселение Николаевский пост. Первое население поста состояло из шести человек. Якутская изба-ураса стала первым строением в будущем городе… 14 ноября 1856 года на месте Николаевского поста основан город Николаевск. Также в Восточно-Сибирской губернии создана Приморская область со столицей в Николаевске. К тому времени Николаевск стал крупнейшим портом Дальнего Востока России. 24 февраля 1858 года Николаевск становится областным городом. На тот год в городе находилось до 200 зданий и проживало 1757 человек. Появляется завод по ремонту и сборке кораблей. Также были открыты краеведческий музей, библиотека, морское училище. По Амуру начинают ходить пароходы с коммерческими рейсами, в город также приходят торговые корабли из-за рубежа».
По сути дела, город основали на чужой, китайской территории, и он вскоре стал форпостом российской колонизации Дальнего востока. Поэтому он условно включён в список иностранных портов для пополнения провианта во время заграничных плаваний судов военного флота. Ну, и выражаясь современным языком, Николаевск-на-Амуре выполнял роль основной военно-морской базы России в Приморье, и военные корабли по определению должны были здесь делать остановки.
Дороговизна портера и эля объясняется, вероятно, тем, что в городе не было в то время своих пивоварен, и пиво было привозное. Либо пивоварни всё же существовали, но, скажем, портер они не варили, а на борту был нужен именно он.
А вообще был ли портер в Николаевске в те времена? На этот вопрос дают ответ весьма скептические заметки Сергея Васильевича Максимова из его книги «На Восток. Поездка на Амур. Дорожные заметки и воспоминания (1871 г., Санкт-Петербург, Издание книгопродавца С.В. Звонарёва, стр. 321):

«Вводя таким образом в быт нового города то, что добыто в праздности и безделье извращенных кружков, новые пришельцы в новом городе вдвойне разъединяют общество, оказывая ему злоумышленное презрение, они запирают себе двери в семейные дома и с другой стороны отбивают охоту у других бывать в тех углах, где они сами принуждены будут сосредоточиться ради изгнания, скуки и одиночества. Николаевск в последнем отношении дальше рому и сherrу ничего не даёт. Мало даёт он разнообразия и во всех других отношениях, работы в порту ещё так неопределённы и неинтересны, что приохотить и привязать к себе не могут, семейные кружки ведут уже рутинный круговой разговор почти все об одном и том же, почта ходит 5 - 6 раз в год, корабли приходят из Америки и привозят чужие непитательные новости. Николаевский американец, получивши товар и газеты, выпьет лишнюю бутылку виски на радости, николаевский русский, не получивший ни того, ни другого, все-таки выпьет лишнюю бутылку двойного портера, может быть, в сотый раз с горя. Тоскуя в одиночестве и вдали от Родины, он в своих стремлениях может быть не только однообразен, но даже эксцентричен».

Обратите внимание, что обе эти книги изданы в один и тот же год, и портер присутствует в обеих. Конечно, это ничего не доказывает, но свидетельствует о том, что портер, хоть и привозной в городе был и даже мог поставляться на российские военные суда.
Сведения о дореволюционном пивоварении в Николаевске весьма скудны и противоречивы. Первый из известных пивоваренных заводов основан в городе то ли в 1903-м, то ли 1908, то ли 1909 годах. Непонятно и неизвестно. И самое обидное, что мы уже никогда не узнаем правды. Помните такую песню?

По долинам и по взгорьям
Шла дивизия вперёд,
Чтобы с боя взять Приморье —
Белой армии оплот
Наливалися знамена
Кумачом последних ран,
Шли лихие эскадроны
Приамурских партизан.

Так вот в январе1920 года Николаевск был осаждён, а затем 15 марта и полностью занят партизанским отрядом под предводительством Якова Тряпицина. Поскольку в городе была большая колония японских поселенцев, в нём с 1818 года находился японский интервенционный отряд. Большая часть японского отряда погибла в бою, а всю колонию, свыше 800 человек перебили. Спаслось, всего 12 японок, бывших замужем за местными китайцами.
Понятное дело, что после того, как город был захвачен, сразу же начались классовые чистки, расстрелы состоятельного населения и интеллигенции. А потом произошло то, что теперь принято называть «Николаевским инцидентом». Красные не просидели в городе и двух месяцев, как началось массированное наступление японской армии. И вот, чтобы город не достался японцам партизанский отряд Тряпицина, не найдя ничего лучшего, уничтожил практически весь город, сжёг и взорвал свыше двух тысяч зданий и перебил всё население города, свыше 4000 мирных жителей. Разрушения начались вечером 23 мая, а к 03 июня города уже просто не существовало. Уничтожили всё – банки, школы, аптеки, больницы, библиотеки, парикмахерские, бани, храмы, кафе, рестораны, магазины, весь порт, все заводы и предприятия. В списке уничтоженных хозяйственных объектов Николаевска значится среди прочего: «Пивоваренные и мыловаренные заводы (4 единицы) сожжены». Сколько из них было пивоваренных заводов? Трудно сказать. Но это совсем другая и печальная при этом история.

Но вернёмся к флоту… Помимо пива, матросам выдавали ром и красное вино. Цены на них в различных портах составляли:
Ром от 2,63 р. до 6,68 р. за ведро;
Красное вино от 2 р. до 8,53 р. за ведро.
Обратите внимание, что портер исчислялся дюжинами бутылок. А приняв во внимание, что портер традиционно разливался не в полулитровые бутылки, но в маленькие по 0,35-0,4 л, то выходит, что в среднем он был определённо дороже вина и рома. Это вновь подтверждает тезис, что портер во второй половине XIX века был «по определению» дороже вин. Об этом мы уже как-то раз говорили.
Тем не менее, несмотря на дороговизну эля и портера, это пиво входило в рацион российских моряков. Почему? Вероятно, потому, что считалось одним из значимых источников витаминов. Природа цинги была ещё не изучена, а именно цинга или, как тогда её было принято называть скорбут, была основной причиной заболеваний на флоте.
Однако, может быть и другое объяснение. Мы не знаем объёма закупаемого портера в портах. Может, его закупали вовсе не для всех. И нет никакого представления, как же хранился бутылочный портер на борту. Если закупать портер на всю команду, то и места никакого не хватит для хранения ящиков с бутылками. Вполне возможно, что портер подавался к столу исключительно в кают-компании, а не в матросском кубрике. Матросы довольствовались чем-то попроще – ромом, вином и обыкновенным пивом. А офицеры могли себе позволить пропустить бутылочку элитного напитка за ужином.
Кто знает?..

Представления: 706

Теги: XIX век, архив, флот, цены

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования