Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Первое упоминание о портере в России-3

К теме первого упоминания портера мы уже обращались не раз. Ранее нами был обнаружен документ 1779 года – это книга с очень длинным названием «Собрание разных полезных лекарств на разные болезни. Первое. На неумеренность с любострастии обоих полов и обстоятельное описание разных болезней, приключающихся от оной, которые мучительным образом наказывают невоздержанных. Сочинение в предосторожность обоего пола людям. Второе. Способы и наставления, по которым заражённые французской болезнею поселяне и прочие старанием своих помещиков и управителей сами себя вылечиваться и предохранять от оной себя могут» за авторством С.А. Венечанского.
Но вот в подшивке Санкт-Петербургских Ведомостей находим № 4 от 12 января 1767 года (пятница) находим объявление, которое слово в слово повторяется в № 5 от 16 января 1767 года (вторник), следующего содержания:
«У Галерного двора в доме бывшем господина Замятина продаются в погребу разные вина, лондонский портер и аглинское пиво».

Где же мог находится дом Замятина? Разумеется, на Замятином переулке. Переулок возник в первой половине XVIII века, назывался какое-то время Графским. В начале он проходил от Невы до Галерной улицы, а в 1868 году продлён до Конногвардейского бульвара. Иными словами, в 1767 году переулок был коротким по одному дому по обеим сторонам. Несложно найти нужное нам строение. Вот что пишет советский и российский историк, краевед, Виктор Васильевич Антонов об угловом доме № 22 по Английской набережной и № 1 по Замятину переулку:
«Каменный двухэтажный на подвалах дом с высоким крыльцом был выстроен, скорее всего, в конце 1740-х гг. Гаврилой Григорьевичем Замятиным, родом из курских дворян. Его сын Александр дослужился до должности обер-кригскомисара, т. е. заместителя главного интенданта армии. В 1763 году отец, коллежский советник, был еще жив и «нижние аппартаменты» сдавал, но спустя три года Александр отцовский дом продал английскому купцу Джорджу Эдварцу. С аукциона пошла и обстановка: «красного дерева столы, кабинеты, стулья, зеркала, часы, картины, одноколки».
По-видимому, тогда же (или ранее) участок был поделен пополам и строение на Галерной стало самостоятельным и в нем действовал «Замятин питейный дом», где продавались «разные вина, лондонский портер и англицкое пиво».
Увы, расспросить об источниках информации у Виктора Васильевича не получится, он скончался 14 мая 2014 года и похоронен на Большеохтинском кладбище.
Как выглядел дом в 1767 году, нам сейчас представить трудно, поскольку в 1869 г. владельцем той части здания, которая выходила фасадом на Английскую набережную, стал отставной поручик Сергей Павлович Горсткин. Он сразу же пригласил Цезаря Альбертовича Кавоса переделать фасад особняка. А часть, выходящая на Галерную улицу, в 1899 году превратилась Доходный дом по проекту Николая Александровича Дрягина.
Надо отметить, что дом выходил на Галерную набережную (ранее Береговую Нижнюю набережную), которая в начале XIX века была переименована в Английскую и не просто так. Этот район (Английская набережная и Галерная улица) представлял из себя своего рода британскую колонию. К 1800 году население Санкт-Петербурга составляло 220 000 человек, из них британцев было по разным источникам от 1800 до 2700 человек, около процента населения. Здесь селились в основном купцы, дипломаты, перешедшие на русскую службу военные.
Вот, что пишет Иоганн Готлиб Георги (Johann Gottlieb Georgi) в своём труде «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопримечательностей в окрестностях оного» (1794 г., Санкт-Петерпубург, при Императорском шляхетном сухопутном кадетском корпусе, стр. 90):
«§131. Галерный двор (Галерная набережная) есть связь домом по левому берегу Невы от Петровской площади до Галерной верфи. Большая часть сих каменных домов выстроена в 3 яруса, и некоторые их них весьма великолепны, так же у всех сих домов есть задние домы на старую Исаакиевскую улицу. Крюков канал, текущий от Новой Голландии, впадает у Галерного двора в Неву. Прекрасный мост по оному уже описан (§65). Большая часть жителей Галерного двора суть аглинские купцы».

Петровская площадь ныне носит название Сенатской, а Малая Исаакиевская улица стала называться Галерной. Некоторые краеведы ассоциируют Галерный двор с Галерной верфью, но это не совсем так. Галерная верфь находилась там, где сейчас предприятие «Адмиралтейские верфи», а Галерный двор – это район параллельных друг к другу Английской набережной и Галерной улицы. Галерный двор и Галерную верфь разделяет Ново-Адмиралтейский канал, а Крюков канал, упомянутый в тексте, разделял до середины XIX века Галерный двор пополам и впадал в Неву, но при строительстве Благовещенского моста часть его заключили в трубу, а на его месте появилась Благовещенская улица, ныне часть площади Труда.
Здесь же на Галерном двору у британцев была была своя англиканская церковь Иисуса Христа. В 1753 году дом (ныне № 56 по Английская набережной был продан Петром и Сергеем Алексеевичами Шереметьевыми, сыновьями Анны Яковлевны Шереметьевой (урождённой Долгоруковой) барону Якову фон Вольфу, английскому министр-резиденту. После переделки интерьера первая церковная служба была проведена 6 марта 1754 года. В 1814-1816 годы здание было перестроено по проекту Джакомо Кваренги.
Многие источники утверждают, что на Галерной улице в доме купца Рея в 1768 году был даже открыт английский театр, в котором выступали приглашённые артисты из Лондона. Но где именно, находился театр, установить пока не удалось.
Британская община, судя по всему, была достаточно закрытой в части своего обихода, придерживалась исключительно британского уклада жизни. У Леонида Владимировича Выскочкова в книге «Будни и праздники императорского двора» (2012 г., Санкт-Петербург», издательство «Питер», стр. 243) можно найти такую фразу: «Д.Г. Кель (немец) писал о британцах в 1830 г.г., что «они были единственными иностранцами в Петербурге, которые вращались исключительно в пределах своей колонии образовали нечто вроде государства в государстве или, по крайней мере, стремились к этому».
У современника того времени Андрея Карловича Шторха (Heinrich Friedrich von Storch) находим ещё более красочное описание британского быта в Петербурге:
«The English stationary in St.Petersburg are mostly merchants, acquire and expend a great deal of money, live like their countrymen at home; and of all the foreigners, enjoy the most consideration and respect.
In the houses of Britons settled here a competent idea may be formed of the English manner of living. Furniture, meals, establishment; every thing is English – even to the chimney-fire. Here where wood is in such plenty, the Englishman fetches his coals from home.
The Galereenhof, one of the finest districts of the city, was formerly almost entirely occupied by the English, and it was therefore commonly called the English Line. At the same time that these noble mansions are suitable to the honour in which their inhabitants were held, their situation on the quay of the Neva, renders to the situation of the English here the most enviable of any capital in Europe».

«Английская община в Санкт-Петербурге состоит по большей части из купцов, они зарабатывают и тратят много денег, живут как их соотечественники у себя дома и среди всех иностранцев пользуются наибольшим вниманием и уважением к себе.
В домах британцев, проживающих здесь, можно составить полнейшее представление об английском образе жизни. Обстановка, кухня, хозяйство – всё английское вплоть до огня в очаге. И хоть дров тут в превеликом достатке, англичанин привозит свой уголь из дома.
Галереенхоф (Галерный двор), один из лучших районов города, ранее почти целиком был занят англичанами, и по этой причине его обычно называли «Английской линией». В то же время дворянские особняки, подчёркивающие значимость своих обителей, и их расположение на набережной Невы, делает положение англичан здесь самым завидным, чем в любой столице Европы».

Вероятно, что и портер проник в Россию через британскую общину Петербурга, в среде компактного проживания англичан не обошлось без британских пабов. Искусствовед Р.А.Миропольская в одной из своих статей утверждает, что «На Английской набережной в первой половине XVIII века был один из первых английских трактиров, который находился в доме Никиты Никитича Демидова (Английская наб., 74)».
Ей вторит Юлия Борисовна Демиденко:
«В 1740–1750-е в Петербурге появились и английские трактиры: Антона Валтера на Крюковом канале в доме А.И. Головина, Вилиама Рубло в доме H.H. Демидова на Английской набережной» («Рестораны, трактиры, чайные. Из истории общественного питания в Петербурге XVIII – начала XX века», 2011 г., Центрполиграф).
Пётр Николаевич Столпянский в свой работе «Старый Петербург. Дворец Труда. Исторический очерк» (1923 г., г. Петроград, Государственное издательство, стр. 23) также упоминает о трактирах Галерного двора:
«Есть ещё одна особенность Английской набережной, но более ранней эпохи –XVIII века; это – английский трактир. По всей вероятности, с первым же купцом, поселившимся на этой набережной, приехал и первый трактирщик-англичанин. Самое раннее нами пока отысканное сведение относится к 1747 году: «На Адмиралтейской стороне у Крюкова канала в доме г. вице-адмирала и кавалера Александра Ивановича Головина, у английского трактирщика Антона Вальтера отдаются в наём покои, как для приезжающих, так и погодно, о чём охотникам через сие объявляется («Санкт-Петербургские Ведомости» 1747 г., №1, ст. 2)». Именно это объявление нам найти не удалось, зато обнаружили массу других объявлений,освещающих жизнь британских трактиров в Петербурге.

Санкт-Петербургские Ведомости, № 60 от 26 июля 1751 года (пятница):
«Трактирщик агличанин Джон Стeад едет отсюда в Англию, и ежели на нём имеются чьи долги, те сыскать его могут в Кронштадте в Княжевой улице, а здесь на Адмиралтейской стороне в аглинском трактире».


Санкт-Петербургские Ведомости, № 92 от 15 ноября 1756 года (пятница):
«Сим объявляется что те, кои должны аглинскому купцу Якову Володимерову Гарднеру, или кому он был должен по какому-нибудь делу, явились у аглинского купца. Франца Гарднера„ считая от сего числа впредь в двенедели, на Адмиралтейской стороне близь Галерного двора в доме аглинского трактирщика Гома».


Санкт-Петербургские Ведомости, № 86 от 17 октября 1758 года (вторник):
«У иностранного купца Гарта, живущего на Адмиралтейской стороне у Галерного двора в доме аглинскаго трактирщика Рублo продаются две пары венгерского богато вышитого платья, которое в маскерадах употреблять можно, с коим одна красного цвету с серебряными позументами и по краям соболем опушена, а другая мясного цвету с таким же позументом и с венгерскою шубою подбитою виргинским соболем, такожже фаэтон и два попугая. А сего месяца 31 числа, то есть в субботу, в оном же доме будет концерт и ужин, за который с персоны брано будет по 2 рубля».



Санкт-Петербургские Ведомости, № 78 от 28 сентября 1764 года (вторник):
«Жамес Дункан живёт у Галерного двора в дом аглинского трактирщика Шкота».


Санкт-Петербургские Ведомости, № 94 от 23 ноября 1764 года (вторник):
«Ноября 27 дня в доме аглинского трактирщика Шкота близ Галерного двора разыгрывана будет лотерея, в которой находятся, кабинетец с статуями ценою в 600 руб., зеркалы, стенные подсвечники, кресла, позолоченные столики и другие вещи. Статуи, групы и бюсты, к тому кабинетцу принадлежащие, все вызолочены, и под статуйками консоли; стенные подсвечники, цветники и люстры также вызолочены и покрыты лаком. Сей кабинетец, так как и прочие вещи разделён быть имеет на 40 лотов , из которых самый последней стоит 10 рублей. Для всех приезжающих с билетами будет ужин и бал, на который каждый может привесьь с собою женского пола персону. Билеты роздаваны будут за наличные деньги по 6 рублей каждый, которые можно получить у г. Сколария в Большой Морской в доме купца Кнутсона».


Санкт-Петербургские Ведомости, № 39 от 15 мая 1767 года (вторник):
«Корнелиус Дрилъ, купец аглинский живёт на Галерном дворе у аглинского трактирщика Скотта».


Как можно видеть, английских трактиров в этом районе было если не много, то несколько, выполняли они роль не только, собственно, пабов, но и гостиниц и «шоу-румов», в которых можно было приобрести широкий спектр товаров – от платьев и попугаев до фаэтонов. В них также устраивались концерты, балы и лотереи. Судя по всему, именно здесь и следует искать более раннее упоминание о портере. А пока 1767 год будем считать первым известным упоминанием портера в России. Да, кстати, заметьте, не просто портера, а именно лондонского…

Представления: 40

Теги: архив, прртер

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2020   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования