Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Как-то раз известный российский пивной писатель в детсадовской манере «уличил» меня в том, что я «просто завидую успехам» жулика от пивоварения, а ныне и банковского дела, по которому плачет американская тюрьма за сокрытие активов и неуплату налогов (как говорится, от трёх до шести), а по мнению известного писателя величайшего пивовара современности. Ну, а лично мне всегда смешны были жалкие маркетинговые потуги с вымыслом пращура, якобы придворного пивовара Петра Великого, и бережно сохранившегося в семье сквозь поколения уникального рецепта при этом банального светлого фильтрованного лагера. Нравится кому-то верить в эти фантазии? Пусть верит и боготворит оного персонажа, но к истории российского пивоварения это не имеет абсолютно никакого отношения.
Но меня всегда волновал вопрос: можно ли найти имена реальных пивоваров Петра I в исторических документах? Оказывается, можно. И нам поможет хотя бы частично раскрыть эту тему издание «Сборник выписок их архивных бумаг о Петре Великом» в двух томах (1872 г., Москва, Университетская типография (Катков и Ко), на Страстном бульваре). В нём собраны бухгалтерские бумаги о расходах Петра I, которые велись разными ведомствами и разными должностными лицами. В данном издании по какой-то причине они опубликованы не в хронологической последовательности. Давайте также двигаться по книге от первой до последней страницы.
Первыми идут «Выписки из столбцов дворцовых приказов».
Том I. Страницы 186-187.


«654. Августа 25-го бил челом в-му г-рю ц. и в. к. Петру Алексеевичу, в. в. и м. и б. р. с., словесно иноземец Андрей Стелс, а в Оружейной Палате перед боярином Фёдором Алексеевичем Головиным со товарищи сказал: издержал де он во окрестных государствах и будучи на Москве про обиход его великого государя денег 586 руб. 10 ден., а на какие дела издержано и тому он, Андрей подал за своею рукою письмо, а в нём пишет: Anno 1700. Роспись что издержано про обиход великого государя: за карету с шорами 140 р., за провоз той кареты, 12 р., за сидан, что людей носят 112 р., за медный квадрант, что отдан генерал-майору Брюсу 31 р., за модель и чертёж летучего судна 9 р., из аглинские земли корабельщикам и назад за провоз, и за корм пивовара, 16 р., на него ж пивовара издержано от города до Москвы и назад к городу 10 р., толмачу и слуге, который с ним был, 10 р., от переделки пивной поварни и очага и судов 45 р. 8 ал., 2 д., за новый котёл и иные судна, что к пивному варенью надобно, 11р. 16 ал. 4 д, за 42 четверти солоду 57 р. 10 р., за хмель и за бочки на пиво и за дрова и от провозу воды и работникам 18 р., за наём ему пивовару за 60 недель, по 2 руб. 13 ал. 2 д. на неделю, итого 144 рубли; всего 586 руб. 10 д.
1700 года августа в 26 день боярин Фёдор Алексеевич Головин, слушав вышеписанной росписи, приказал ему иноземцу Андрею Стелсу по той росписи за покупные всякие припасы, деньги 586 р. 10 д. выдать из Оружейных Палат. (Ст. 1700 г. № 478)».

Андрей Стелс (Henry Stiles) и его родной брат Томас во время Великого посольства Петра I оказывали последнему во время его пребывания в Лондоне в 1698 году финансовые услуги. Царь Пётр задолжал им по 9 векселям 434 рублей 13 алтын 2 денег в местной валюте («тамошнюю монетою»). Через два года за своим долгом Андрей Стелс приехал в Москву, и судя по записи 649 из столбцов дворцовых приказов долг был выплачен 08 августа 1700 года. Андрей Стелс остался в России, где и занялся коммерцией. У историка химии Павла Митрофановича Лукьянова в книге «История химических промыслов и химической промышленности России» (1965 г., Москва, издательство «Наука») можно найти такую фразу: «Крупным пороховым заводчиком в петровскую эпоху был иноземец голландец Андрей Стельс, которому весьма покровительствовал Пётр I». Возможно, Стелс был этническим голландцем, проживающим в Лондоне, а возможно Павел Митрофанович просто ошибается. Партнёры по бизнесу у него были голландцы. Это следует из издания «Доклады и приговоры, состоявшиеся в правительствующем сенате в царствование Петра Великого, изданные императорской академией наук под редакцией Н.В. Качалова, ординарного академика. Том II. Год 1712» (1883 г., Санкт-Петербург, Типография императорской академии наук, В.О., 9 линия, № 12, стр. 63):
«В доношении Адмиралтейского приказа от 11 июля 711 г. записано: у города Архангельского на Двинской морской корабельной пристани корабельные мачтовые деревья из Приказа Адмиралтейских дел отданы на откуп 26 января 710 года впредь на три года до 26 января 713 года англичанину Андрею Стельсу, да голландской земли торговым иноземцам Елисею Клюку, Лаврентью Гарланту…» и далее «12-го октября 1711 г. архангелогородский вице-губернатор Алексей Курбатов доносит: в грамоте из Адмиралтейского Приказа к нему писано, что по именному указу мачтовые деревья отданы на откуп на 3 года англичанину Андрею Стельсу, голландцу Елисею Клюку, Лаврентью Гарланту и по тому откупу на 710 год со 130 дерев по 16 ефимков съ дерева, итого 2080 ефимков они иноземцы заплатили сполна…»
В общем, бизнес в России у Андрея Стелса был разноплановый, но начинал он с пивоварения, а именно с доставки в Москву английского пивовара на работу на срок год и два месяца. К сожалению, имени пивовара мы не знаем.
Но мы теперь точно знаем, что пиво в Лондоне так понравилось Петру Алексеевичу, что он даже выписал себе английского пивовара, который налаживал в течение года придворное пивоварение, вероятно, на английский же манер.

Далее идёт «Записка в Переславль-Залесский о государском дворовом строении. 200 год. (1691-1692 г.г.)». Рассматривается период строительства потешной флотилии на Плещеевом озере. Флотилию спустили на воду 1 мая 1692 года. По этой причине в конце 1691 и начале 1692 года Пётр большей частью пребывал в Переславле-Залесском. Для его «жизнеобеспечения» требовались мёд, кислые шти и пиво.

Том I. Страница 372
«Декабря 19-го: велено купить в Переславль-Залесский на государский новопостроенный двор для пивного варенья 2 котла железных, мерою по 20 ушатов и отдать путному ключнику Федору Протопопову с распискою. Того ж числа велено купить в Переславле-Залесском на государский обиход 300 пудов мёду-сырцу и отдать путному ключнику Федору Протопопову с распискою».


Том I. Страница 376
«Февраля в 5 день послано с кормового дворца в Переславль-Залесский грибы и для варенья кислых штей подключник, да шесник на 7 подводах ямских, а прогонных денег довелось дать от Москвы до Переславля по 6 а. на подводу. Того ж числа, послано с Москвы в Переславль-Залесский с кормового дворца запасов на 20 подводах ямских, а прогонных денег до Переславля-Залесского по 6 а. на подводу, итого 3 р. 20 алтын. Того ж числа, послано в Переславль-Залесский в ставке: браг, квасов и пив, и браг на 14-ти подводах ямских, прогонных денег велено дать по 6 а. на подводу, итого рубль 5 алтын. Того ж числа послано с Москвы в Переславль-Залесский для варенья браг и квасов, и пив Кондрат Лошаков с корчаги и с бочки на трёх подводах ямских, прогонных денег велено дать по 6 а. на подводу, итого 18 алтын».

Появляется первое имя петровского пивовара – Кондрат Лошаков.


Том I. Страница 379
«Декабря в 19 день велено взять (в) Заузольской волости со крестьян и выслать в Переславль-Залесский к пивному варенью 300 бочек и в том числе 200 по тридцати, 100 по 25 вёдер, и о том на Балахну к воевод к Ивану Козинскому в-х г-рей грамота послана, и марта в 11 день путной ключник Фёдор Протопов прислан в Приказ Большого Дворца, за своею рукою роспись принял он в Переславль-Залесский на обиход в-х г-рей к пивному варенью и к медвяной ставке Заузольской волости у крестьян на нынешний 200 год по окладу 183 бочки, в том числе 61 по 30, 122 бочки по 25 вёдер, платили (за) те бочки Заузольской волости целовальники Ивашка Семенов со товарищи».

Несложно сделать простые вычисления: (61 х 30 + 122 х 25) х 12,3 л = 60 024 л.
Мощность петровской пивоварни в Переславле-Залесском в марте 1692 года была около 60 000 л. Любая современная мини-пивоварня может позавидовать.
Объясняется это тем, что на спуск потешной флотилии Пётр I пригнал своё потешное войско, которое к этому времени уже было преобразовано в два полка – Преображенский и Семёновский. Вероятно, пиво предназначалось не только для нужд самого Петра, но и для снабжения его войска.



Том I. Страницы 380-381
«В нынешнем в 201 году, октября в 21 день велено послать из Приказа Большого Дворца ва Переславль-Залесский ко государскому дворовому и хоромному строенью кормового дворца к стряпчему к Роману Карцову денег 100 р. с подьячим с Фёдором Чистым. Того ж числа велено дать из Приказа Большого Дворца, того ж приказу, подьячему Федору Чистому, да сытного дворца пивовару прогонных денег от Москвы до Переславля-Залесского прогонных денег на ямские на 2 подводы, а от Переславля до Москвы на одну подводу по ш(ес)ти алтын на подводу».

Том I. Страница 384
«Марта в 29 день, послано с Москвы в Александрову слободу солоду и хмелю, и пивовара на ш(ес)ти подводах ямских, а прогонных денег велено дать от Москвы до Александровы слободы по 4 а. по 3 ден.»

Переходим ко второму тому издания и бухгалтерским книгам второго путешествия Петра I в Западную Европу. Первый документ – «1716 года Великого государя царя и великого князя Петра Алексеевича, всея Великие и Малые и Белые России самодержца именные и прочие указы о приходе и расходе его царского величества денежной кабинетной казны. (Кн. 1044/1297)».
Том II. Страница 33
«Марта 27. Записка руки Ив. Черкасова, за подписью Макарова: г. капитан-поручик Тихомиров. Царское в-во указал пивовару Петру Уланову сделать платье, и чтоб оное стало не больше как от 15 до 18 ефимков албертусовых. Алексей Макаров.»
Алексей Максимович Макаров (1674 или 1675 г. — 1740 г.) был тайным кабинет-секретарём Петра I, ведавшим секретными бумагами императора, а в 1726-1727 годах стал фактическим правителем России.
Лейб-гвардии Преображенского полка капитан-поручик Афанасий Иванович Тихомиров ведал охраной кабинетной казны государя. 14 февраля 1716 года он вслед за Петром и Екатериной начал перевозку казны из Либавы (Лиепаи) в Мемель (Клайпеду), а затем и в Кёнигсберг. Тогда в казне было червонных 74 427, талеров 157 160 и мелких денег на 95 746 рублей. Перевозку казны до Мемеля осуществляли на санях и 28 лошадях, а охраняли помимо самого Тихомирова ещё 60 человек – унтер-офицер, капрал, 50 солдат Преображенского и Семёновского полков и конвой из 8 драгун. Это следует из доклада Тихомирова Макарову и распоряжений последнего на сей счёт. (Том II. Стр. 27-28).

Ефимок — это русское обозначение эталона европейской валюты, бывшего в употреблении до середины XVIII века серебряного талера. Своим названием он обязан иоахимсталеру (Joachimstaler) — монете из серебра высокой пробы, отчеканенной в богемском Иоахимстале (Joachimsthal, теперь это Яхимов (Jáchymov)) с изображением святого Иоакима.
Надо отметить, что практически во всей континентальной Европе, особенно в балтийском регионе в ходу был т.н. «альбертусов ефимок» или «Albertus-Thaler». Его название происходит от того, что в 1612 году пятый сын императора Священной Римской империи Максимилиана II (Maximilian II) Альбрехт VII Австрийский (Albrecht VII. von Österreich), штатгальтер Испанских Нидерландов с 1595 года, а с 1598 года и соправитель испанских провинций Нидерландов вместе со своей супругой Изабеллой Кларой Евгенией, дочерью Филиппа II, начал чеканить этот серебряный талер. На обороте изображался бургундский крест, поэтому монета также известна и под немецким названием «Kreuztaler».
Альбертусов ефимок стоил ровно 100 копеек, хотя есть упоминание, что в 1763 г. – уже 107 копеек (Г.А. Некрасов. «Внешняя торговля России через Ревельский порт в 1721 – 1756 гг.», Москва, «Наука», 1984., с. 238). В 1654 году на западные талеры стали ставить клейма царя и герба, таким образом, ефимок стал прообразом серебряного рубля.

А теперь только вдумайтесь в то, что придворному пивовару в 1716 году шили платье за 15-18 рублей серебром.

Следующий в списке реестр: «1716 г. Великаго государя царя и великого князя Петра Алексеевича, в. в. и м. и б. р. с., именные и прочие указы о расходе кабинетной его царскаго величества денежной казны, нынешнего 1716 г. июля с 1 числа генваря по 1 число будущего 1717 года».

Том II. Страница 49
«20-го июля. Господин капитан-поручик Тихомиров. Царское в-во указал выдать пивовару Илье Смоленскому для его именин денег три рубля. Алексей Макаров. При Копенгагене в 20 д. июля 1716. Приписано рукою Макарова: к помянутой даче трём рублем её величество государыня царица указала ему выдать еще пять рублёв».

Том II. Страница 51
«1716 года, сентября в 26 день, царское величество указал выдать пивовару Никите Иудину для его именин, против его товарища Ильи Федорова, на кафтан 8 рублёв».
Ну, правильно, раз пивовару Илье Смоленскому на именины выдали 8 рублей (3 и 5), то и Никите Иудину тоже определили такую же сумму.

На очереди раздел «1717 года расходы из кабинетных сумм у подьячего Ивана Черкасова».
Иван Антонович Черкасов (27 января (6 февраля) 1692 — 19 октября (30 октября) 1758 г.) был подьячим и кабинет-секретарём Петра I, Екатерины I, а затем и Елизаветы Петровны, по случаю коронации в 1742 году удостоенный титула барона, а в 1745 году – чина тайного советника.

Том II. Страница 61 (Апрель 1717 года)
«В 30 день по счёту закрепленному издержано на платье пивовару Илье Семёнову и на прочие мелочи при варении в Париже полпива про его величество всего 156 ливров».

Том II. Страница 68 (Июнь 1717 года)
«В 6-й день заплачено пивовару за варенье пива, по счёту, поданному на счёт Матвея Алсуфьева, 126 ливров; того же числа выдано Юрию Кологривову на заплату за книги, которые куплены его величеству, по росписи, 157 ливров».
Алсуфьев (Олсуфьев) Матвей Дмитриевич был обер-гофмейстером Екатерины I, после путешествия в 1719 году женившийся на фрейлине Екатерины Анне Ивановне Сенявиной, дочери шаутбенахта (контр-адмирала) Ивана Акимовича Сенявина, начавшего свою службу солдатом Преображенского полка, а затем и матросом потешной флотилии.

Далее следует «1717 г. Тетрадь с документами по расходам, произведенным Черкасовым в 1717 году»
Том II. Страница 81
1717 г. апреля в » д. По указу царского величества, будучи в Париже, сделано платье пивовару Илье и истрачено на варенье пива для его царского величества: пивовару куплено на кафтан и на камзол зеленого сукна 4 ¾ арш. по 6 ливров по 10 штиверов аршин. Полменту золотного на кафтан и на камзол 11 аршин. За подкладку и пугвицы и за работу 8 ливров 18 штиверов. Ему же куплено 6 рубах, шесть галсдуков 8 ливров, башмаки да чулки семь ливров. Шляпа три ливра. На варенье пива издержано: толмачу, которой был с пивоваром у варенья пива, за труды, пять ливров; пивовару на корм во время ‘варенья пива 2 ливра 10 штиверов; куплено муки ржаной на кислые шти на 3 гульдена 10 штиверов; мяты на два штивера. Полотна куплено на закупориванье бочек на 12 штиверов. Портёру за принос муки 5 ливров. — Помета Макарова: «записать в расход.» Записано в 30 день апреля».
Судя по всему, это расшифровка 126 ливров из предыдущей книги расходов, а соответственно фамилия пивовара – Семёнов.

И далее мы возвращаемся к началу XVIII века - следует «Приказ Большого Дворца 1701 года. (Выписка из кн. 2-й опись 52-я).


Том II. Страницы 248-249
«В Приказе ж Большого Дворца ведомы его в-го г-ря дворовые и всяких чинов, и мастеровые люди. А сколько каких чинов, и что им в-го г-ря денежного и хлебного жалованья по окладу, и то писано ниже сего:
Трёх дворцов дворовые люди: Сытного Дворца: степенному 1 человеку, стряпчим 27 человекам, подключникам 36 ч., подьячим 4 ч., нижних чинов: винокурам 4 ч,, пивоварам 15 ч., браговарам 6 ч., свечникам восковых свеч 8 ч,, свечникам сальных свеч 4 ч., бочарам 4 ч., сторожам 45 ч., солодовнику 1 ч., мельнику 1 ч., чистильникам 2 ч., всего вышеписанным Сытного Дворца чинам по окладу денег 1727 р. 13 ал. 4 д., хлеба 819 чети без четверика ржи, овса тож».

Расположим краткую информацию в хронологической последовательности
1692 г. – в начале февраля Кондрат Лошаков был высвистан из Москвы в Переславль-Залесский на пивоварню «новпостроенного» двора, чтобы в частности наварить около 60 000 л пива к спуску потешной флотилии на Плещеевом озере.
1700 г. – на год и два месяца из Англии выписан неизвестный английский пивовар, чтобы перестроить пивоварню и наладить производство на английский манер.
1701 г. – При царском дворе в Кремле работает 4 винокура, 15 пивоваров, 6 браговаров, 1 солодильщик.
Во время второго путешествия Петра I в Западную Европу в свите как минимум 4 пивовара.
1716 г. – Упоминаются Пётр Уланов, Илья Смоленский и Никита Иудин. Первому в марте справляют платье за 15-18 ефимков. Двум другим в июле и сентябре на именины выдают по 8 рублей.
1717 г. – Упоминается Илья Семёнов, который в апреле варит пиво и кислые шти в Париже, и которому справляют полный гардероб – камзол и кафтан с золотым позументом, шесть рубах и шесть галстуков, туфли, чулки и шляпу. На варку пива и кислых щей и одежду для пивовара истрачено 126 ливров.

Итак, читая всего лишь одну книгу, мы узнали имена пятерых реально существовавших придворных пивоваров Петра I. Разумеется, и это видно по 1701 году, их было больше, и возможно, мы когда-нибудь узнаем и другие имена.
#beercult

Представления: 72

Теги: XVIII век, Петр I

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2021   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования