Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

1794 г. Пивоварение в Санкт-Петербурге. Казённая пивоварня и британский пивной импорт.

А мы понемногу продолжаем копаться в архиве и вновь натыкаемся на интереснейшее издание – «Описание российского императорского города Санкт-Петербурга, достопамятностей в окрестностях оного. Сочинение Иоганна Готтлиба Георги, врачебной науки доктора Российской Императорской и Королевской Прусской Академий наук, Римско-Императорской Академии Испытателей естества, Курфирстского Майнцского, Санкт-Петербургского Вольного Экономического и Берлинского Общества испытателей естества, Члена. С планом» (1794 г. Санкт-Петербург, (типография) при Императорском шляхетном сухопутном кадетском корпусе).

Увы, книга нам досталась без карты, без плана. Но первое, что бросается в глаза, - страница 161:

«§264. Казенная пивоварня для пива, мёду и квасу, бывшая прежде сего в дворцовой канцелярии (§177), переведена ныне в Выборгскую Часть на правый берег Невы близ Воскресенского моста. Большие её каменные строения составляют квадрат.»

Тут надо сказать пару слов о т.н. плашкоутных или наплавных мостах. Это были временные мосты на плавучих опорах (плотах, понтонах, барках). Стали их наводить в городе с начала XVIII в.
В 1786 году в створе Воскресенского проспекта был построен второй в городе плашкоутный мост, получивший название «Воскресенского», который и соединил Воскресенский проспект (с 1923 года проспект Чернышевского) с Выборгской стороной. В 1803 году мост был перенесён к Летнему саду и получил название «Петербургского». На прежнем месте был построен новый наплавной мост, который просуществовал вплоть до 1849 года (по некоторым данным до 1879 года, до конца строительства Литейного моста).
Но если мы посмотрим на карту города, то увидим, что Воскресенский понтонный мост на противоположной стороне Невы, скорее всего, упирался в Михайловскую улицу, справа от которой сейчас располагаются «Кресты». Занятно, но во времена Анны Иоанновны на месте нынешних «Крестов» располагался так называемый «Винный городок». В 1868 году по плану архитектора В.П. Львова он был преобразован в комплекс сооружений Центральной пересыльной тюрьмы. Затем  в 1884—1892 г. по проекту архитектора Антона Осиповича Томишко тюрьма была перестроена в комплекс в кирпичном стиле, который включал в себя два пятиэтажных крестообразных корпуса, существующих и поныне.  Не в этом ли месте располагалась пивоварня?

Поскольку карты этого издания у нас нет, обратимся к плану города 1777 года:

И что мы видим? На Большой Неве буквой «А» обозначен Воскресенский мост. А справа от него (если смотреть на север) на Выборгской стороне можно увидеть каменные строения, составляющие квадрат. Итак, можно смело утверждать, что в конце XVIII века казённая пивоварня располагалась именно на месте современных «Крестов».
А где она находилась до переноса? Где была дворцовая канцелярия? Обратимся к §177 на 114-115 страницах:

«§ 117 Близ шпалерной фабрики находится прежняя придворная канцелярия или дворцовая контора, составляющая длинное каменное строение в один этаж вдоль по берегу Невы реки. Прежде сего стоял тут дворец Царевича Алексея Петровича. Ныне в сём строении помещены магазейи, в коих хранятся столовые запасы для двора; так же живут здесь и имеют свои мастерские многие художники и ремесленники, кои для двора работают. Для всех них есть на дворе церковь во имя Захарии и Елисаветы. Здесь же варили до сего времени мёды и другие напитки; но теперь сие переведено на Выборгскую сторону».

На карте 1777 года без труда находим дворцовую канцелярию. Она значится в Литейной части под номером 3.  Т.е.  она находилась на месте строения между «Большим домом» и набережной Робеспьера. Сейчас здесь расположилось здание в стиле неоренессанса  казарм лейб-гвардии 1-й Конно-артиллерийской бригады  с офицерским корпусом по Шпалерной улице, построенное в 1853 году по проекту архитекторов Александра Петровича Гемилиана  и  Ивана Николаевича Роута.  Ещё одно пивоваренное место на карте города открыто.

Получается, что во второй половине XVIII века по каким-то причинам казённая пивоварня переехала с левого берега Невы на правый:

А были ли ещё пивоварни в Санкт-Петербурге в 1794 году? На этот вопрос мы находим ответ в Главе IV «О художниках, цеховых и нецеховых ремесленниках». На страницах 243 и 244 читаем:

«§ 397 Из здешних 3 аглинских и многих немецких и русских пивоваров записался в гильдии один только русский. Пивоварни по большей части большие, все для полпива, которое есть хороший и обыкновенный напиток, делаемый всегда из сушеного и смешенного солода. Аглинские пивовары варят на аглинский манер, часто пиво их подходит привозному. Все они продают своё пиво только бочками, и обыкновенно запасаются здесь пивом в апреле и октябре на полгода. Русские пивовары ставят пиво и в кабаки ведрами или бочками. Кроме аглинского (§ 337) прочие иностранные пива не употребительны».

Что можно вынести из этого маленького кусочка текста?
Во-первых, за год до появления финляндского подданного с острова Рюген Абрахама Крона на пивоваренной арене Санкт-Петербурга здесь уже было, по крайней мере, три английские пивоварни (возможно, всё ещё работал купец Шмит) и множество немецких и русских. Вопрос первенства в России мы в очередной раз снимаем.
Во-вторых, не совсем понятна фраза про «только Руской». Означает ли это, что только русский пивовар вступил в гильдию, либо только один вступил в русскую гильдию, а все остальные принадлежали иностранной гильдии? Внесу ясность: на момент составления данного «Описания» Санкт-Петербургское купечество разделялось на русское (или российское) и иностранное. В свою очередь российское делилось на «здешнее» и «иногороднее», или т.н. «гостей» - купцов, записанные в других городах.
И в третьих, мы видим очень важную реплику о том, что основа импортного пива –британское. Так ли это? Обратимся к указанному в тексте параграфу 337 за разъяснениями.

«§ 337. Главнейшие наименования привозимых сюда товаров составляли по таможенным ведомостям в последних 10 годах, то есть с 1780 по 1790 год ежегодно, полагая по количеству или по цене, а именно:
- Свежего овощу от 37 000 до 94 000 рублей;
- Чёрного сушеного овощу от 5 00- до 8 000 рублей;
- Аглинского пива от 212 000 до 312 000 рублей…»
Не знаю, что такое чёрный сушёный овощ, но из общего длинного списка привозных товаров за десять лет значится только одно английское пиво, и никакого другого.

Подтверждает это страница 202 со статистикой прихода иностранных кораблей в Санкт-Петербург:

Такое ощущение, что на протяжении 15 лет импорт каких-либо товаров в Санкт-Петербург был исключительно из Англии. Посмотрите: английских кораблей приходит в пять раз больше, чем из Голландии, и в десятки раз больше, чем из других стран. Вероятней всего, именно в это время и сформировалась светская англомания и столичное пристрастие к привозному портеру.
А может быть, всё произошло гораздо раньше. Об этом нам ещё предстоит узнать.

 

P.S. Информация и Википедии: « Ио́ганн Го́тлиб (Йо́ханн Го́ттлиб) Гео́рги (нем. Johann Gottlieb Georgi; 31 декабря 1729, селение Ваххольцхаген в Померании — 27 октября (8 ноября) 1802, Санкт-Петербург) — немецкий медик, химик, натуралист, этнограф, путешественник, профессор минералогии и академик Императорской Академии наук и художеств.

***

В Санкт-Петербурге Георги проводил исследования в первой отечественной химической лаборатории, организованной ещё М. В. Ломоносовым на Васильевском острове. Однако и тут он проявил себя сразу во многих областях науки: составил описание флоры Санкт-Петербургской губернии и описание самого города. Книга Георги «Описание российско-императорского столичного города Санкт-Петербурга и достопримечательностей в окрестностях оного, с планом 1794—1796» вышла на немецком языке в 1790 году. Второе издание появилось в Риге в 1793 году. Перевод на русский язык был издан в Санкт-Петербурге в 1794 году. Этот труд — одно из первых фундаментальных изданий, посвящённых Санкт-Петербургу.»

P.S. II: А есть ли в труде Георги какие-то конкретные упоминания о владельцах частных пивоварен и их расположении в городе? В разделе «Мануфактуры и фабрики частных людей» на страницах 228 и 229 находим:

«§ 370 Восемь сахарных заводов, из коих два на Васильевском острову и другая на Выборгской сторон (§ 266) принадлежат наследникам аглинского купца Каванахта (Касанахта?). Последняя заведена ещё я 1721 году купцом Маю.
Фабрика купца Трозина находится в Коломне на Матисовском острову и построена в одной связи с пивоварнею и водочного фабрикою; есть также здесь мельница для круп. Всё строение деревянное.»
Матисов остров отделяется от Коломны рекой Пряжкой. Сейчас на нём находятся Адмиралтейские верфи и легендарный дурдом. Петербургская (ленинградская) фраза «Тебе давно пора на Пряжку» подразумевает как раз расположение лечебницы на берегу этой речки.
Ну, а в 1794 году на острове находилась также пивоварня купца Трозина. Где именно, правда, не совсем понятно. Но также ясно, что деревянное строение не сохранилось с тех пор.

Представления: 778

Теги: XVIII век, Петербург, Санкт-Петербург, архив, пивоварение в Петербурге

Комментарий от: Mager, Май 29, 2012 в 2:54am

Если посчитать немецкие города вместе, закрыв глаза на разобщенность...

Комментарий от: Юрий Катунин, Май 29, 2012 в 7:55am

Штирлиц знал, что лучше всего запоминается последняя фраза...

Сергей, даже если посчитать все германские города, то кораблей из них всё равно будет несравненно меньше, чем из Англии. Но об импорте немецкого пива пока речи нет. Замещение английского портера немецким, как мы уже выяснили, началось через сто лет, в период обострения отношений с Великобританией. За немецким портером в столицу Империи потянулись и немецкиие пивовары, и немецкий лагер вместе с ними.

Комментарий от: LaBEERint, Май 29, 2012 в 10:09am

Потрясающе интересно..

Комментарий от: Mager, Май 29, 2012 в 11:11am

Конечно, меньше. Это я не про пиво даже

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования