Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Пётр Бианки. Пиво, анархия или коммунизм.

В попытках создать некий пивной архив в руках у нас оказывается редчайший документ 1924 года - личный листок для кандидата в члены Российской коммунистической партии (большевиков) на имя Петра Петровича Бианки, сотрудника государственного завода «ВЕНА» ленинградского Пищетреста . Чем же примечателен Пётр Петрович?
Родился Пётр Петрович Бианки в 1891 году в семье итальянского буфетосодержателя с хозяйством с наёмными работниками. При этом родной язык – русский. Плохо говорит по-английски, но всё же говорит, и скоро мы поймём почему. Образование – 4 класса и краткосрочные курсы агр(ономов?) в Северо-Американских Штатах (Амгорст) в течение 10 месяцев.

До 1908 года Пётр живёт на средства своих родителей, а с 16 лет – своим трудом. (Хотя если к 1891 году прибавить 16 лет получится всё же 1907 год, но на эту небольшую арифметическую ошибку мы обращать внимание не будем).
В течение первых пяти лет трудовой деятельности основная профессия Петра – машинист, монтёр сельскохозяйственных машин и орудий.
С 1913 года Бианки становится членом профсоюза, сначала союза Металлистов (надо полагать, американских), а с 1923 года – Пищевиков (видимо, сразу же после поступления на должность на пивоваренный завод «ВЕНА»). Помимо того, что Бианки рядовой член профсоюза, он также член Российского Красного Креста и входит в комиссию содействия кооперации. Личный листок заполнен в сентябре 1924 года, а содействие кооперации началось после того, как 22 июля этого же года Совет народных комиссаров СССР выпустил Постановление «О возврате имущества сельско-хозяйственной, промысловой и кредитной кооперации». Хотя уже три года НЭП шагала по стране.
А дальше в документе начинается самое интересное…

В царской, белой и зелёных армиях Пётр Петрович не служил, да и в красной тоже. Служил он на Красном флоте помощником комиссара и участвовал в заграничном плавании на борту судна с именем «Трансбалт», по делу аварии на котором Бианки допрашивали позднее, как мы видим из анкеты. Вероятно всего, именно эта авария вошла в сюжет фильма о героических буднях советских моряков под названием «Трансбалт», снятой режиссёром Мироном Билинским на киностудии имени А. Довженко в 1930 году.
Пётр Петрович был демобилизован по возрасту в 1921 году. Несложно сделать арифметически вычисления, чтобы понять, что возраст для демобилизации с позиции помощник комиссара составил всего 30 лет. Очень странно, не правда ли?

На вопрос «Состоял ли в других партиях и политических организациях?» Бианки отвечает «Американская социалистическая партия. Федерация Союзов Русских Рабочих Северной Америки. В 1919 году был выслан из американской тюрьмы в Советскую Россию с группой политических».

Далее следует вопрос: «Если участвовали в революционной работе до 1917 года включительно, то в какой части работали, как долго?»
Ответ: «В Северной Америке с 1913 по 1919 годы рядовой член, пропагандист, боевик, секретарь Союза, Секретарь Федерации, редактор партийного журнала в Северной части Соединённых Штатов Северной Америки (Нью-Йорк, Массачусетс).»

Следующий вопрос: «Подвергались ли репрессиям за революционную деятельность до октябрьской революции?»
Ответ: «За революционную пропаганду, за пропаганду против вторжения и блокады Советской России был арестован 4 раза, сидел 1 год и 2 месяца и был выслан из Америки в 1919 году.»

Так кто же такой Пётр Бианки? И в какой партии он состоял в Америке? Что же произошло в 1919 году?

Пётр Бианки, Генеральный секретарь Союза Русских Рабочих

21 декабря 1919 года правительство США депортировало 249 человек на корабле «Буфорд» (The United States Transport Buford), который был окрещён прессой «Советским ковчегом».
Из этих 249 человек 199 были арестованы 7 ноября 1919 года во время «рейдов Палмера» (Palmer Raids).

В течение 1919 года Соединённые Штаты сотрясает 3630 забастовок, в которых принимает участие 4 160 000 человек. При этом всё население страны тогда составляло 104 514 000 жителей. Началось всё в январе, когда на стачку вышли докеры Нью-Йорка, которые требовали 44-часовой недели и повышения зарплаты на 15%. К ним присоединились рабочие лёгкой промышленности. В феврале начали бастовать Сиэтл, Нью-Джерси, Вашингтон…
В мае прошёл ряд демонстраций по всей стране и столкновений с полицией в связи с этим.
Месяцев раньше ФБР раскрыло широкомасштабный террористический заговор с рассылкой по почте 36 взрывных устройств. Первая бомба предназначалась мэру Сиэтла Хансону, активному борцу со всеобщей стачкой в этом городе. Но бомба взорвалась раньше времени, и Хансон не пострадал. Другая бомба была отправлена 29 апреля, и предназначалась для сенатора от штата Джорджия Томаса В. Хардвика, сторонника Закона «Об исключении анархистов» («Anarchist Exclusion Act») от 03 марта 1903 года, предусматривавшего депортацию иммигрантов, симпатизирующим анархистским идеям. При взрыве были ранены его жена и домработница. Большую часть бомб агенты ФБР сумели обезвредить.
А в июне 1919 года прошла новая серия рассылки бомб по почте. 2 июня во восьми городах произошли взрывы, один из них - в доме генерального прокурора Александра Митчелла Палмера (Alexander Mitchell Palmer), а а другая недалеко от места, где в тот момент находился президент Теодор Франклин Рузвельт. Палмер и его 24-летний помощник Эдгар Гувер (John Edgar Hoover), который с 1924 и до конца своей жизни в 1972 году возглавлял ФБР, организовали серию рейдов против известных радикалов и левых, используя Закон о шпионаже 1917 года и Закон о подстрекательстве к мятежу 1918 года.

В один из таких рейдов и были арестованы и депортированы на «Буфорде» русские радикалы. Из 249 вынужденных пассажиров «Советского ковчега» 180 принадлежали к анархистскому «Союзу Русских Рабочих», включая Петра Петровича Бианки и двух других лидеров американского анархистского движения, Александра Беркмана и Эмму Гольдман.

Советский ковчег - The United States Transport Buford

Депортация сопровождалась традиционной истерией в прессе. Вот один из заголовков «The New York Times» от 22 декабря 1919 года:

249 красных оправились в плаванье, высланы в Советскую Россию. Беркман грозится вернуться. Вторая «отгрузка» может произойти на этой неделе.

В статье о том, как 249 человек, которые не любили Америку и наконец покинули её, можно найти пару строк и о Бианки:

«Bianki “Glad to go”
Over in a corner was Peter J. Bianki, atheist, exponent of free love, formerly General Secretary of the Union of Russian Workers, a black-looking person, listed by the Federal authorities as “exceedingly dangerous”.
“Damn the country. Glad to go” he said curtly, without looking up from an expensive-looking shoe he was studying. Then he yelled after the departing questioner: “What time we go?”
That was the question that buzzed through the room ceaselessly as the deportee watched the big clock’s hand travel into morning.»

«Бианки: «Рад уехать»
Сбоку стоял Пётр J. (Почему J, непонятно.) Бианки, атеист, приверженец свободной любви, бывший генеральный секретарь Союза Русских Рабочих, смуглолицый человек, причисленный федеральными властями к категории «чрезвычайно опасный».
«Черт подери эту страну. Рад, что уезжаю» - бросил он коротко, не поднимаю головы от дорогого на вид ботинка, разглядыванием которого он и занимался. Затем он крикнул, уже после того как интервьюер отошёл от него; «В какое время нам отправляться?»

 

Сам капитан «Буфорда» не знал места назначения, и вскрыл запечатанные конверт с приказами о маршруте только через сутки после отплытия. Судно прибыло в Киль, где взяв на борт немецкого офицера, дабы пройти оставшиеся после Первой мировой войны минные заграждения, направилась в порт Ханко (Гангут), где и пришвартовалось 3 часа пополудни 16 января 1920 года. Надо отметить, что финское правительство не имело никакого представления, каким образом передавать «нежелательных» элементов, и примут ли их в Советской России вообще. Финские власти проинформировали Советское правительство о своих планах передать группу депортированных из США через границу, одновременно попросив прекратить огонь на момент доставки группы к границе. Но никакого ответа от большевиков не последовало. Тем не менее, депортируемых поместили в специальный поезд, по тридцать человек в каждый вагон. Пресса сообщала, что в вагонах имеются скамьи, столы и постели. Так же в вагонах было по семь ящиков с армейскими рационами, которые включали тушенку, сахар и сухари. 18 января поезд прибыл в Выборг для того, чтобы дождаться членов Британской миссии помощи заключенным и на следующий день отправиться в Терийоки. Здесь стало известно, что со стороны РСФСР уже 24 часа не слышно выстрелов, из чего был сделан вывод, что они получили приказ пропустить депортируемых на советскую территорию.

 

19 января поезд добрался до Терийоки. После небольшой задержки был установлен контакт с большевиками, войска которых находились примерно за милю от демаркационной линии. Беркман в сопровождении газетчиков и финских офицеров вышел по льду на середину Сестры-реки, где встретился с представителями советского правительства, среди которых были Сергей Семёнович Зорин (секретарь Петроградского горкома РКП(б), бывший в свое время в эмиграции в Соединенных Штатах) и жена Максима Горького (какая именно?). В 2 часа пополудни последовала процедура передачи. По льду реки Сестры группа перешла в Белоостров, где их ожидала торжественная встреча.

 

Любопытен и такой факт: уже после того, как вся группа депортированных оказалась на советской территории, финские власти получили запоздавшую телеграмму от советского правительства, в которой говорилось, что въезд будет разрешен только троим — Александру Беркману, Эмме Голдман и Петру Бианки. Кто эти двое других, помимо Бианки, кому был разрешён въезд? Это ярые активисты анархистского движения. Эмма Голдман неоднократно арестовывалась за «призывы к мятежу», и протесты против призыва в армию, Александр Беркман был осуждён на 14 лет тюремного заключения за попытку убийства промышленного капиталиста Генри Клэя Фрика после забастовки 1892 года. В 1917 году он повторно арестован за совместные с Эммой Голдман выступления против призыва.

И всё же как случилось так, что Пётр Бианки становится кандидатом в члены РКП(б)? И что из себя представляла организация под названием «Союз Русских Рабочих», чьим Генеральным секретарём и был Пётр Петрович?

 

В этом нам поможет разобраться отчёт некоего Эдгара Шпеера (Edgar B. Speer), федерального агента, видимо, внедрённого в организацию, под названием «Ассоциация Русских Трудящихся, иногда называемая Союзом Русских Рабочих. Что это и как она устроена. (The Russian Workingmen’s Association, sometimes called the Union of Russian Workers (What It Is and How It Operates). [A Bureau of Investigation Internal Report] April 8, 1919).

 

В частности в нём говорится:

 

«During the convention, Peter Bianki, who represented the Union of Russian Workers of the United States and Сanada and the Anarchists, declared from the convention floor: “The Union of Russian Workers deny any form of power and Government because where Government begins, Revolution ends and where there is Revolution there is no place for Government.” Bianki further
declared that the Union of Russian Workers has found it possible to support the Bolsheviki in its struggle against the counterrevolution because the Bolsheviki undoubtedly are the most Revolutionary part of the Russian Social Democratic Party.»

 

«Во время конференции Пётр Бианки, который представлял Союз Русских Рабочих Соединённых Штатов и Канады и анархистов декларировал позицию конференции «Союз Русских Рабочих отрицает любую форму власти и правительства, ибо там где начинается правительство, заканчивается революция, а там, где есть революция, нет места для правительства». В дальнейшем Бьянки продекларировал, что Союз Русских Рабочих счёл возможным поддержать большевиков в их борьбе против контрреволюции, поскольку без сомнения большевики являются самой революционной частью Российской Социал-Демократической партии.»

 

Из отчёта мы узнаём, что до 1907 года у русских левых радикалов в Америке не было своей единой организации, пока в Нью-Йорке не появился William Shatov – Владимир Сергеевич Шатов, родившийся в Киеве в 1887 году и почти десять лет работал наборщиком в типографиях Нью-Йорка. Он с другими активистами организовал небольшую анархистскую группу т.н. The Russian Anarchist Group и начал издавать газету под названием «Голос труда», проповедуя идеалы анархо-коммунизма. Газета издавалась в течение полугода, пока почтовое отделение Нью-Йорка не запретила пересылку и распространение газеты из-за её явного анархистского содержания.

 

Однако, благодаря газете сформировались подобные анархистские группы в Филадельфии, Чикаго, Бруклине и Элизабетпорте (Нью-Джерси). В 1908 году в Нью-Йорке собралась конференция этих групп, на которой было принято решение создать организацию под названием Ассоциация Русских Трудящихся (Russian Workingmen’s Association», а «Голос Труда» сделать её официальным органом. Ассоциацию стали также называть Союзом Русских Рабочих. К организации в скором времени примкнуло ещё масса местных ячеек из 50 городов США и Канады. «Голос Труда» по-прежнему издавался ежемесячно до 1912 года, а после и еженедельно, пока не запретило его окончательно в 1917 году. Последний номер вышел в свет 13 апреля.

 

В 1912 году Союз Русских Рабочих отправляет своего депутата Мухина на конференцию французских анархо-синдикалистов в Париж, и после его возвращения заражается идеями синдикализма.
К 1919 году в организации насчитывается от 10 000 до 15 000 активистов.
После закрытия газеты Шатов возвращается в Россию, где примыкает к большевикам, встречается с В. И. Лениным и принимает активное участие в подготовке октябрьского переворота. Шатов - член Петроградского ВРК от Союза анархо-синдикалисткой пропаганды.
8 мая 1919 года Шатов, к тому времени член реввоенсовета 7-й армии был назначен начальником внутренней обороны Петрограда и, одновременно, членом комитета обороны города. Затем ему было доверено командование дивизией, которая сыграла главную роль в разгроме войск генерала Юденича, за что Шатов был награждён орденом Красного Знамени.
Собственно, к прибытию поезда с депортированными из США анархистами в Терийоки Николай Николаевич Юденич разбит, а его войска вытеснены в Эстонию.

 

Наверное, не следует пояснять, что в 1937 году и Владимир Сергеевич Шатов, и Сергей Семёнович Зорин, встречавший пассажиров «Советского ковчега», были арестованы как враги народа и расстреляны.

 

Но вернёмся к отчёту Эдгара Шпеера, он завершает его информацией о том, что:
«The question of the Anarchist Association’s attitude toward the Bolsheviki was discussed. It was finally voted to help the Bolsheviki in Russia and the United States but to oppose the Bolsheviki for the recognition of any form of Government. Peter Bianki was elected Secretary of the Association…»
«Вопрос от отношении Анархисткой Ассоциации к большевикам обсуждался. Голосованием было принято решение помогать большевикам в России и Соединённых Штатах, но не соглашаться с признанием большевиков любой формы правительства. Пётр Бианки избран Секретарём Ассоциации…»

 

Ещё один интересный факт… Группу русских анархистов депортируют из США в РСФСР. Они появляются в стране в начале 1920 году и не могут не знать, что 12 апреля 1818 года, т.е. и полугода не прошло после Октябрьской революции, в Москве разгромлена Чёрная гвардия. Вспоминая об этих событиях российский анархо-синдикалист Всеволод Волин пишет в своей книге «Неизвестная революция»:
«В ночь на 12 апреля все анархистские организации Москвы — в том числе «Федерация анархистских групп Москвы» — под лживым и абсурдным предлогом были разгромлены полицией и войсками. В течение нескольких часов город имел вид осаждённого. В «акции» участвовала даже артиллерия.
Эта операция послужила сигналом к разгрому либертарных организаций почти во всех крупных городах страны. Как всегда, провинциальные власти в своём рвении превзошли столичные.
Троцкий, который в течение двух недель готовил удар и лично агитировал в полках против «анархо-бандитов», выразил удовлетворение власти в своём известном заявлении «Наконец Советская власть железной метлой избавляет Россию от анархизма!»

 

И вот мы снова возвращаемся к анкете Петра Бианки. Рассмотрим его трудовой стаж.
До 1918 года – Нью-Йорк, рабочий на заводах Северной Америки.
С 1919 года по май 1920 года Пётр Бианки работает в Омске в Сибревкоме членом комиссии по восстановлению транспорта. Минуточку! Ошибочка вышла. Никак он не мог трудится в Омске в 1919 году, ибо прибыл он на советскую землю только 19 января 1920 года. Вряд ли он мог исполнять обязанности члена комиссии дистанционно.
Но стало быть, он сразу же после прибытия отправился в Омск.

Но надо полагать, что транспорт в Омске был восстановлен за четыре с половиной месяца, раз Пётр Биянки уже трудился в Нарвско-Петергофском райкоме членом райкома, членом бюро райкома РКП (б), заведующим отделами.
Ещё раз минуточку! И полгода не прошло после появления Бианки в стране Советов, как бывший Генеральный секретарь анархо-синдикалистов США начинает работать в коммунистическом партийном органе. Как вообще это было возможно?

 

NB: Теперь этот Нарвско-Петергофский райком носит название Кировского. Но в рассматриваемый период Сергея Мироновича Кирова ещё в Петрограде не было. В 1920 году (если быть точным: 28 апреля) он в составе XI части Красной Армии занимает Баку. Появляется он уже в Ленинграде первым секретарём Ленинградского губернского комитета (обкома) и горкома партии и Северо-Западного бюро ЦК ВКП (б) только в 1926 году.
Говоря о Петре Бианки, то вероятней всего, он какое-то время проживал на улице Ивана Черных, д. 20, где размещалось общежитие Нарвско-Петергофского райкома.

 

В райкоме Пётр Петрович трудится до декабря 1920 года, а потом становится уполномоченным по типографским работам Петроградского отделения III-го Коммунистического Интернационала. Работает недолго, и в мае 1921 года отправляется в заграничное плаванье в должности помощника комиссара на теплоходе «Трансбалт» Балтийского флота. Плаванье длится до декабря 1921 года.
А что значит для анархиста уйти в плаванье в мае 1921 года на корабле Балтийского флота помощником комиссара? Давайте я напомню, что произошло с 01 марта по 18 марта 1921 года. В Кронштадте произошло анархистское восстание под лозунгом «Власть Советам, а не партиям!» с требованиями провести перевыборы Советов, упразднить комиссаров (!), предоставить свободу деятельности социалистическим партиям. Восстание было жестоко подавлено 7ой армией М.Н. Тухачевского. Около тысячи повстанцев погибло при штурме крепости и в уличных боях с оружием в руках, около восьми тысяч ушло по льду в Финляндию, 2103 пленных было расстреляно и сброшено в овраг у городского собора, 6459 человек были арестованы и пошли по этапу. Ну, и практически всё гражданское население города было выселено.
И вот после всего этого Пётр Бианки устраивается на Балтийский флот помощником комиссара. Каково?

 

В декабре этого же года Пётр Бианки опять меняет работу и целый год трудится в «Сев.- Зап. Кино» членом коллегии и заведующим эксплуатационным отделом.Чуть выше в анкете мы видим, что помимо аварии на «Трансбалте» Бианки допрашивают по какому-то делу «Сев.-Зап. Кино».

 

Затем целый месяц Пётр Петрович не работает, но в феврале 1923 года получает должность (внимание!) коммерческого директора (!) на государственном заводе «ВЕНА» и становится также членом заводоуправления. Напомню, у Бианки 4 класса начального образования и 10 месяцев краткосрочных сельскохозяйственных курсов. Отсутствие какого-либо сносного образования никак не мешало работать коммерческим директором на пивоваренном заводе в период НЭПа.

 

Ну, а дальше идёт информация об общественной работе. В Северной Америке Пётр Петрович в период с 1913 по 1914 годы секретарь Иммигрантского Дома в Нью-Йорке, с 1918 по 1919 годы – член Президиума Исполкома II-го Общенационального съезда в Северной Америке, Секретарь Нью-Йорского Совета (!) Рабочих Депутатов. Представьте себе, в США тоже были Советы. Кто бы мог подумать?
В РСФСР Бианки – делегат двух губернских партийных конференций, член цензуры (фото и кино), уполномоченный в кинокомпании в связи с процессом левых эсеров, участковый рабкор (рабочий корреспондент) для Московской Правды и журнала «Предприятие», организатор райкома (Нарвско-Петергофского).

 

И вот вопрос, как может быть беспартийный или идейный анархист делегатом партийных конференций. Как анархист-синдикалист может организовывать райком РКП(б).
Ответ на все это загадки даёт последняя страница своим вопросом «Состоял ли в РКП(б)?» И Бианки отвечает, что да, состоял и аж с 1913 года по декабрь 1922-го и имел членский билет за № 447506. При этом в декабре 1922 года вместе с уходом из «Сев.- Зап. Кино» Бианки исключён из партии на 6 месяцев.
Странное какое-то временное исключение, словно лишение прав на полгода за пересечение двойной сплошной. Что случилось тогда в «Сев.- Зап. Кино», что вызвало это исключение? Неясно… Но отсутствие партбилета ничуть не помешало устройству на должность коммерческого директора.
Ещё странней выглядит ситуация, когда человек состоит в двух разных партиях одновременно.Но оставим это на совести Петра Петровича Бианки

 

А что же решил партактив пивоваренного завода «ВЕНА» в отношении Бианки? А разве он мог отказать коммерческому директору в стремлении возобновить своё членство?
«Рассмотрев заявление и заполненный листок товарища Бианки П.П., общее коллективное собрание единогласно постановило утвердить кандидатом партии по второй категории.
26 сентября 1924 года.»
Ну, что ж, поздравляем! Стал ли Бианки коммунистом второй раз? Скорей всего, стал.
Что с ним произошло в 1937 году? Скорей всего, тоже самое, что и со всеми интернационалистами, оставшимися в стране…
Но вот такой человек работал на заводе «ВЕНА». Вот такая красочная картина хитросплетений исторических событий встаёт перед глазами, благодаря трём листочкам исписанной бумаги.

 

 

P.S. В статье помимо указанных в тексте ссылок использованы материалы И. Лапина. «Ханко-Белоостров: история одного путешествия»

P.S. 29.12.2011 г. Не дожил Пётр Петрович Бианки до 1937 года. Погиб он 10 марта 1930 года. Вот что об этом пишет Анатолий Пантюков в своей статье «Итальянец на Алтае» в газете «Алтайская правда» от 05 сентября 2002 года:
«О подробностях гибели Бианки мне рассказал Николай Павлович Морковин, доцент сельхозинститута, жил в Новосибирске. Десятого марта тридцатого года в селе Усть-Пристань вспыхнул кулацкий мятеж, который возглавлял Добытин. Были расстреляны многие партийные и советские руководители района. В том числе и прибывшие сюда за горючим Бианки, Попов-Ярцев, агроном этого же совхоза, а главному инженеру Морковину чудом удалось спастись».

P.S. 30.05.2013 г. Интересный факт: Фамилию первого директора совхоза «Чарышский» Усть-Калманского района до сих пор носит одна из улиц (на сто домов) села Чарышское - http://postindex.esosedi.ru/22-altayskiy/055-ust_kalmanskiy/000/024...;

Представления: 1161

Теги: Вена, СПб, Санкт-Петербург

Комментарий от: Паша, Декабрь 29, 2011 в 9:51am

О дальнейшей судьбе можно узнать из "Алтайской Правды" за 2002-ой, но за электронный текст денег просят - http://dlib.eastview.com/browse/doc/4327307

Комментарий от: Юрий Катунин, Декабрь 29, 2011 в 10:09am

$4,25  за 744 слова - это не наш метод :-) Но за наводку спасибо!

Вот статья целиком.

ИТАЛЬЯНЕЦ НА АЛТАЕ
Что в этом необычного? Если покопаться, то в нашем крае, наверное, можно найти представителей национальностей половины земного шара. Но дело не в этом. Речь идет об итальянце, который приехал сюда не туристом, а строителем первых зерновых совхозов. И это был Петр Петрович Бианки.

У журналистов бывают встречи, которые запоминаются надолго, а то и на всю жизнь. Вот одна из таких моих встреч. Ольга Михайловна Тютюнник, тогдашний директор Чарышской школы Усть-Калманского района, рассказала мне однажды такую историю. Ее ученики приехали в столицу нашей Родины на экскурсию. И там совершенно случайно встретились с близкими родственниками первого директора их совхоза "Чарышский". Конечно же, ребята знали кое-что об этом директоре - что приехал сюда из Ленинграда, что начал строить здесь первые производственные помещения и что он был убит восставшими кулаками. И похоронен в соседнем селе Усть-Пристань. Дальше события развивались так: вскоре в село приехали две дочери бывшего директора - Лариса и Луиза (она, кстати, кандидат биологических наук, давала консультации животноводам совхоза), они побывали на могиле отца, возложили цветы к памятнику, повстречались со старожилами села, которые более подробно рассказали о гибели их отца...

Разве можно было пройти мимо такого события? Конечно, редактор Алексей Митрофанович Прозоров дал "добро" на командировку.

Нет смысла подробно рассказывать о встречах. Моя цель такая, высказанная когда-то Максимом Горьким: "Я должен знать, за что положили свои жизни все эти люди, я живу их трудом и умом, на их костях - вы согласны?" Согласны. Поэтому и хочется напомнить о тех людях, которые стояли у истоков создания крупных зерновых производств Алтая. Словом, были первыми. Одним из таких первых был и Петр Петрович Бианки.

Кто же он такой? Отец и мать его - итальянцы из Венеции. В конце позапрошлого столетия приехали в Одессу, где и родился сын Петр. Дальше - поиски юным Бианки счастливой доли, путешествия по свету. Был в Америке, в Канаде, там и включился в революционное движение, которое и привело его в большевистскую партию. Встречи с писателем Джоном Ридом... Кем только за эти годы ни работал! Вот что он писал в своей биографии: "Я работал литейщиком, слесарем, механиком гидропрессов, токарем, монтером сельскохозяйственных машин, шлифовщиком, казначеем, редактором, наладчиком (в типографии)...". Кроме этого - партийная и общественная работа. Последнее место - Ленинград, завод "Вена", который принадлежал государственному объединению зерновых хозяйств "Зернотрест". И затем - командировка в Алтайский край, который стал для него последним пристанищем... Как помогли бы ему знания многих профессий, будь он директором совхоза не три месяца, а многие годы...

Все-таки коротко о встречах. Жена Бианки Лариса Васильевна жила в Костроме, ей было тогда 73 года. В Чарыше мне наказали, чтобы я обязательно вручил ей букет цветов, что я и сделал. Она долго рассказывала о своем муже. Последняя его весточка с Алтая -телеграмма по случаю рождения его второй дочери: он просил назвать ее Луизой - в честь Луизы Мишель, красной девы Парижа. С Луизой мне встретиться не удалось - она жила неподалеку, в Караваево, но в те дни была в командировке. А вот со старшей дочерью -Ларисой встретился в Щелково, что под Москвой... Обо всем этом я написал в очерке "Красный директор", который был опубликован в "Алтайской правде" за 7 и 8 ноября 1970 года.

О подробностях гибели Бианки мне рассказал Николай Павлович Морковин, доцент сельхозинститута, жил в Новосибирске. Десятого марта тридцатого года в селе Усть-Пристань вспыхнул кулацкий мятеж, который возглавлял Добытин. Были расстреляны многие партийные и советские руководители района. В том числе и прибывшие сюда за горючим Бианки, Попов-Ярцев, агроном этого же совхоза, а главному инженеру Морковину чудом удалось спастись.

Не скрою - мне было приятно узнать, что вырезки из газеты с очерком висели в некоторых школах района. С женой и старшей дочерью Бианки я некоторое время переписывался, их письма и открытки хранятся у меня по сей день. Хранится еще одно письмо от жителя Барнаула И.Потемкина. В нем он рассказал, как он и еще несколько коммунистов и комсомольцев отбивались от отряда Добытина: "В схватке был тяжело ранен в голову двадцатипятитысячник ленинградец тов. Буянов, - пишет он. - Его только что избрали председателем сельскохозяйственной коммуны "Заря Алтая"... Значит, были в то время на Алтае еще ленинградцы-первопроходцы. И среди них - итальянец Бианки.

В селе Усть-Пристань был памятник (не знаю, есть ли сейчас) погибшим в годы коллективизации. Там были написаны фамилии двух ленинградцев - П.П. Бианки и Попова-Ярцева. К сожалению, никто мне тогда не мог сказать имя этого человека, даже на памятнике -только двойная фамилия. Не все хранит людская память. Но первого директора совхоза "Чарышский" здесь будут помнить долго - его фамилию носит одна из улиц села, центральной усадьбы этого хозяйства.

Комментарий от: Паша, Декабрь 29, 2011 в 12:19pm

Если уж дальше связывать все это дело с пивом, то существовал "Усть-Пристанский пивзавод",
 Усть-Чарышская Пристань, Алтайский край. Но действовал ли он в 30-м, неизвестно...

Комментарий от: Юрий Катунин, Декабрь 29, 2011 в 1:07pm

Ну.... Не думаю, что Бианки имел какое-то отношение к данному пив.заводу.

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования