Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

- Юуууурий Валентинович, здравствуйте, - в телефонной трубе раздался голос Галины Всеволодовны Кляровской именно тогда, когда я успел нарезать плитку и развёл ведро цемента (ремонт, знаете ли), - Вы сегодня придёте на презентацию нашего мартовского пива?
- А ведь я совсем забыл про это мероприятие. – подумал я, но вслух произнёс, - С удовольствием, Галина Всеволодовны, вот только когда и где?
- Сегодня в 15:00 по адресу Ломоносовская, д. 3, бар «Хемингуэй»
На часах было уже 12:00. Плитка легла на удивление быстро и ровно, а я успел к самому началу презентации.
Что мы знаем о мартовском пиве? Такое ощущение, что оно было всегда. По крайней мере, в советский период оно существовало. Официально оформилось оно в ОСТе НКПП 350 1938 года. Вот несколько цитат из него:
«Мартовское - вкус слегка сладковатый с сильным солодовым ароматом»
«Пиво должно отпускаться с завода в чисто вымытых бутылках или же в хорошю вымытых, осмоленных внутри дубовых бочках. Для бутылочной продукции по отдельным сортам устанавливаются следующие емкости бутылок:
Для Жигулевского, Московского, Русского, Украинского ... 0,3, 0,5 и 0,6 л
Для Ленинградского, Мартовского и Портера ... 0,35 л»
Плотность начального сусла обозначена в стандарте в 14,5%, алкоголь в весовых % - не ниже 3,8.
Про сладковатый вкус и солодовый аромат потом напишут все ГОСТы, «скопитастит» это клише и красочный каталог «Пиво и безалкогольные напитки» 1957 года:

Каталог: «Пиво и безалкогольные напитки». Продоформление, 1957 г.

Не пойти я на презентацию не мог, ибо ему предшествовала какая-то совсем безумная переписка с рекламным агентством о моём возможном участии в качестве ведущего. Было очень интересно посмотреть, как всё будет организовано. Я по понятным причинам был изрядно заинтригован. К тому же событие подразумевало под собой возрождение сорта, снятого с производства ещё в 2005 году, и пропускать подобное было бы попросту глупо.
Бар «Хемингуэй» находился за строительным забором. Где-то этажами выше в здании явно шёл ремонт. В заведение активно входили какие-то молодые люди. На входе нас уже поджидала Галина Всеволодовна Кляровская, далее у барной стойки мы увидели Сергея Григорьева, готовящегося к выступлению.
Бар был заполнен в основном молодыми людьми (повторюсь) в отутюженных брюках, рубашках и жилетках. Всё говорило о том, что мы попали на некое внутреннее мероприятие службы продаж. Журналистская братия, если и была, то умело растворилась в толпе. Мы беспардонно в свойственной нам манере заняли столик во втором зале с хорошим обзором сцены. Само действо не заставило себя долго ждать.

Сперва на сцену вышел человек в черном плаще, изображая то ли факира, то ли графа Дракулу, и сказал пару невнятных и несвязанных реплик по поводу того, что в каждом из нас есть тёмная сторона, скрывающая пороки, но её не надо боятся (непонятно, почему), что сегодня мы поговорим о тёмной стороне пива…
Слово передали Магеру. Свою небольшую лекцию от построил на сравнении светлого, тёмного, и, собственно мартовского с достаточно простым историческим экскурсом.
Прежде, чем он начал, он попросил меня ни при каких условиях не участвовать в конкурсах, кои предполагались в ходе речи. Но я, как обычно, не удержался…
И вот Сергей задаёт вопрос:
- А закон этот назывался?
Тишина в зале
- А закон этот назывался «Заповедь…»???
Ноль реакции. Все молчат.
- Закон этот назывался «Заповедью чистоты», - не выдерживает Сергей, - Тогда кто мне скажет, в каком году он был принят?
Люди с мест начинают выкрикивать странные цифры. То ли это короткие номера телефонов, то ли габариты мебели, то ли пин-коды. Кто-то называет известные ему даты 1812ый, 1147ой… Сергей начинает немного нервничать и даёт наводку:
- А этот закон был принят в одно тысяча пятисот каком году????
После двадцати неверных ответов, я ставлю жирную точку:
- 1516-ом!
- Кто сказал? – облегчённо произносит Магер.
- Я сказал, - отвечаю я и получаю в качестве приза игру «Мафия».

Магер говорил просто и доходчиво, чем отличается тёмное пиво от светлого, о том, что светлого пива раньше не было по причине того, что не было технологий приготовления светлого солода, подкрепляя свой рассказ историческими экскурсами.
Не буду сильно придираться к исторической составляющей Сергея, но всё же замечу, что не Мартовское родилось из Венского, а как раз наоборот. Венское появилось на свет в 1841 году и называлось тогда Schwechater Lagerbier, но когда на пивной выставке в Вене в 1858 году сорт получил золотую медаль, то его стали называть венским лагером. Мартовское же существовало много раньше.
Мне это напомнило статью Влада Шамова в Колпиваторе за 2002 год под названием «История мартовского пива». В ней есть нечто более, чем просто очень спорное утверждение:
«В 1871 г. Йозеф Зейдельмайер, младший брат Габриэля Зейдельмайера, годом ранее основавший собственное пивоваренное производство, решил варить более светлое чем Dunkel пиво. Возможно, из-за старых связей своего брата с Дреером, Йозеф взял за основу тип Schwechater. Получившийся в итоге вариант он назвал Marzen (Мартовское), т.к. сварил его в марте.»

Откуда эту информацию взял Влад Шамов, мне неизвестно. Но неужели мартовское пиво так молодо? Дабы не спорить ни с кем, я просто приведу некий (первый попавшийся) документ на немецком языке, датируемый маем 1810 года (а Вы уж решайте сами, что было первым Венское или Мартовское):

Невозможно не увидеть Märzen Bier в правом нижнем углу (взято из Rieder Regierungs Blatt vom Jahr 1810). А Влад, вероятно,, повествует историю пивоварни Шпатен, переложив её на конкретный пивной стиль.

Но вернёмся к лекции. Она сопровождалась дегустацией, которая в свою очередь была построена на сравнении светлого, тёмного и мартовского пива. Первым выступило «Нео-Петровское», и Магер собственноручно убил одну панду, не смотря на надпись на своей футболке. Можно константировать, что «Петровское», благодаря смене прописки, перестало быть рабоче-крестьянским сортом. Ушла в прошлое трогательная и узнаваемая неказистость, настали времена европоидности. Видимо, по этой причине с этикетки исчез образ разбойника в стрелецком кафтане, а появилось строение с трубой, словно некий клон логотипа Василеостровской пивоварни. Странно, но дату «1795 год» на этикетке оставили. Какое она имеет отношение к современному пиву, совершенно непонятно. В 1795 году завод Абрахама Крона находился напротив Александро-Невской Лавры и как он выглядел, нам неизвестно. Но уж точно это было не четырёх этажное промышленное строение конца XIX века. Очевидно, изображён завод Степана Разина, на котором сейчас пиво не варится. Очень странная комбинация цифр и образов, согласитесь.
Но возвращаясь к пиву… Такое пиво мне лично нравится. Я люблю светлые лагеры, и ничего в этом предосудительного не вижу.
Вторым для сравнения избрали тёмного Козла, и это, безусловно, была ошибка. Не смотря на то, что и плотность, и крепость Мартовского выше, смотрелось оно третьим номером в списке на фоне Козла куда бледнее. Сравнительные дегустации разных сортов тем и плохи, что некоторые могут оттягивать на себя внимание.
Поэтому опробовать пиво следовало спокойно, в домашних условиях.
Канопе и бутербродики из закуски вдруг сменились огромными блюдами с жаренной картошкой, куриными крылышками, свиными рёбрышками. Стали подносить и подносить мартовское пиво. За столиками стали играть в мафию, как бы продолжая тему тёмной стороны. Фокусник показывал трюки с игральными картами. По руке предсказывала будущее гадалка. Лекция плавно перетекла в интерактивный вечер с пивом и играми. Атмосфера вечера была настолько душевной, что мы проболтали с Галиной Всеволодовной часа полтора на разные исторические пивные темы.

Но закончилась лекция ещё одной спорной датой, которую я хотел бы немного обсудить. Было сказано несколько раз, явно подчёркивая, что в России мартовское пиво начали варить лишь с 1862 года. Догадайтесь, где? Правильно - на Калинкинском заводе, разумеется. Но позвольте мне с этим всё же не согласиться.
Ну, конечно, дата 1862 год разбивает в прах теорию происхождения мартовского от венского, де «в 1871 г. Йозеф Зейдельмайер, младший брат Габриэля Зейдельмайера…» и далее по тексту выше.
Но как это может сочетаться хотя бы вот с этим отрывком:

«А обычное пивцо есть же, а медку рассытив к празднику: и в даль поблюдетъ в леду засечено медок и мартовское пивцо.» - это цитата из «Домостроя», литературного памятника XV-XVI века, приписываемого протопопу Сильвестру, духовнику Ивана Грозного. Тут, конечно же мне возразят, что это было домашним пивом, а вот промышленное производство мартовского пива, началось лишь в 1862 году Калинкинским пивомедоваренным товариществом. И я вновь скажу, что это не так. Давайте лучше заглянем в книжку «Сведенья о питейных сборах» 1860 года. И мы увидим, что сборы с мартовского пива брали на два года раньше до появления сорта на Калинкинском заводе. Что же получается: сборы были, а пиво ещё не варили? Ждали, пока первый в России первым в России сварит мартовское пиво?

Ну, а где же доказательства, что мартовское пиво всё же варилось на просторах Российской империи до 1862 года? Их мы можем найти, скажем, в «Полном собрании законов Российской Империи. Собрание второе, Томъ VII. 1832 г.» (1833 г., Санкт-Петербург, Типография II отделения собственное Его Императорского Величия канцелярии, стр. 505):

Не могу не привести в пример текст сенатского указа 1832 года полностью:
«№ 5501 от 15 июля 1832 года. Сенатский: «О недозволенны перегонять испортившееся пиво оставшаяся от онаго дрожжи в вино без платежа акцизных пошлин».
Правительствующий Сенат слушали представление г. Министра Финансов, в котором изъясняет, что Виленская Казённая Палата от 28 минувшего апреля доносит ему, что броварник мартовского пива в городе Вильне Голубович подал в тамошнее Акцизное Управление прошение о дозволении испортившееся у него Мартовское пиво и дрожжи
оставшиеся от того же пива, за которые пошлина казне уже заплачена, перегнать на ординарное горячее вино без взыскания за то вторичной пошлины. Казенная Палата полагает, что при перегоне на горячее вино испортившегося у Виленского броварника Голубовича мартовского пива и дрожжей, оставшихся от того ж пива, за которое уже казне пошлина уплачена, взыскивать вторичной пошлины не следовало бы, но поелику на сей случай не имеется в виду закона, то Палата и испрашивает разрешения. Находя таковое заключение Виленской Казенной Палаты вовсе неосновательным, как потому что казна, взимая пошлину за дозволение выделывать мёд и пиво, не обязана ответствовать за оных, так и потому что чрез дозволение перегонять на вино испортившееся пиво, а также оставшиеся от онаго дрожжи без платежа акцизных пошлин Виленский акцизный сбор может потерпеть значительный ущерб, ибо с простого вина взимается пошлины 6 р. с ведра, а с вывариваемого пива только 1 р. 44 к. Он, Министр Финансов, обстоятельство сие представляя на благоуважение Правительствующего Сената, просит подтвердить Виленской Казенной Палате указом, чтобы испортившееся пиво и мёд, а также оставшиеся от них дрожжи перегонять на горячее вино не иначе было дозволяемо, как с платежом в казну акцизных пошлин.
Приказали: согласно мнению г. Министра Финансов Казенной Палате предписать, чтобы броварнику Шляхтичу Голубовичу испортившееся пиво и мёд, а также оставшиеся от них дрожжи, за которые уже пошлина по 1 руб. 44 к. с ведра заплачена, дозволила перегнать на вино, но не иначе, как взыскав с него с выкуриваемого вина пошлину по 6 руб. с ведра, за исключением из них внесённых им за вываренное пиво по 1 руб. 44 к.»

 

Итак, мы встречаем в 1832 году (т.е. за 30 лет до озвученной даты) не просто упоминание о мартовском пиве, но информацию о прецеденте с конкретным производителем мартовского пива («броварником мартовского пива»).
К чему эти иллюстрации? Дело в том, что мне очень не нравится, когда пытаются подтасовывать исторические факты, искажая реальность в угоду сиюминутным маркетинговым инсинуациям. Ну, почему надо постоянно быть первым? От этого разве измениться само пиво? Оно станет лучше?

Звучало бы всё это куда логичнее, если бы сейчас возродили рецепт 1862 года, однако перед нами пиво всё же советского ГОСТа. Параметры 4,8% на 14,5% традиционны для советского периода.
Прекрасно, что воссоздание сорта состоялось. Но возникает справедливый вопрос: с чего бы это? С какой стати Хейнекен вдруг решил вывести на рынок пиво, которое первое же попало под нож в ещё 2005 году? Ответ на этот вопрос можно найти в книжице «Открой тёмную сторону легенды», которую раздавали участникам мероприятия. Хочу процитировать пару предложений из неё:
«- Рынок тёмного пива – самый развивающийся рынок пива в традиционной рознице Санкт-Петербурга. Объём продаж в гектолитрах увеличился на 32% за 3 года, тогда как общий рынок пива упал на 33%.
- Запуски конкурентов в категории получились более чем успешными. Velkopopovický Kozel Černý в канале традиционной розницы увеличил объём продаж в гектолитрах на 92% за 3 года, а Žatecký Gus Černý – на 66% за 2 года.
- Основные игроки тёмного пива находятся в премиальном или среднем ценовом сегменте. В нижнем ценовом сегменте конкуренты отсутствуют.
Конкуренты:
- «Балтика №4 Оригинальное»;
- «Žatecký Gus Černý»;
- «Velkopopovický Kozel Černý»
Стало быть, рынок меняется. Люди стали пить больше тёмного пива. И это без спору очень отрадное явление.

Так а что же по поводу пива? Елена Тюкина вынесла свой суровый вердикт: «к сожалению, близко ничего похожего от "того" Мартовского нет». От себя погу заявить, что и да, и нет. Семь лет забвения и новый адрес внесли свои коррективы. Но, увы, машины времени у нас нет, и поставить рядом две бутылочки для сравнения не представляется возможным. Мои личные воспоминания говорят о том, что прежнее мартовское было грязнее и ароматнее. Ныне цвет стал много светлее. Сейчас это тёмно красный лагер. Не могу сказать, что аромат солодовый, скорее он карамельный, с квасными оттенками и недвусмысленными намёками на хлебный мякиш.
Первое ощущение во вкусе квасное, но быстро сменяющееся на солодовое. Сначала идут жжённые тона, потом они превращаются в меру сладкую карамель. Постоянно присутствует корочка, не ржаного, а скорее дарницкого хлеба. Хмель, увы, не явствует. В послевкусии же взвешенная горечь не хмелевая, а от жжённого солода.
Собственно, основа весьма гармонична, являет собой современное прочтение советского рецепта. Достойно. Вполне.
При достаточно скудном отечественном ландшафте тёмные оттенки вносят свой колорит.

Представления: 1515

Теги: Степан Разин, мартовское

Комментарий от: Mager, Март 10, 2012 в 6:46pm

Юра, я как раз говорил о том, что Венский вышел из мартовского...

Комментарий от: Юрий Катунин, Март 10, 2012 в 7:24pm

Я слышал (мы слышали) другое :-)...  Логическая последовательность была такой: "март- мартовское - Микаэль-Георги - Заповедь чистоты - тёмный солод - светлый солод - пльзеньское - венское - мартовское - Октоберфест". На смычке венское-мартовское я поперхнулся, и мы начали дискутировать не эту тему с Галиной Всеволодовной, пока ты был на сцене.

Комментарий от: Mager, Март 10, 2012 в 7:31pm

Смычка есть, но не оттуда. Не мог я уж такую чушь говорить

Комментарий от: Юрий Катунин, Март 10, 2012 в 7:36pm

Было дело. Отнесём это к досадной оговорке.

Комментарий от: Владимир Наумкин, Март 11, 2012 в 12:19am

Ну что же, цифра 14,5 не может не радовать. На моей памяти это первый случай, за последние годы, когда пивгигант выпускает новый сорт (в данном случае старый) с плотностью выше 12%.


 

Комментарий от: Юрий Катунин, Март 11, 2012 в 8:24am

Ну, для тёмного пива это не такая уж и высока плотность. Сам факт ещё одного сорта массового тёмного пива весьма позитивен.

Комментарий от: Dima German, Март 11, 2012 в 2:48pm

Я тоже путался с датами, Зедельмаерами и Мартовским-Венским. Мартовское пиво существовало задолго до изобретения Венского, но постоянные ссылки на мартовское-венское немного озадачивали. Ответ, как мне кажется довольно весомый, я нашел у М.Джексона в его статье "Рождение Лагера", опубликованной 1 марта 1996г.  

...До 1871г баварские лагеры все еще оставались темными. Брат Габриеля Йозеф Зедльмаер в Мюнхене сварил пробную версию стиля Венский лагер. Йозеф в то время был успешным коммерческим пивоваром и ему принадлежала пивоварня Францисканер... Он в кругу уважаемых горожан Мюнхена дал им попробовать это свое пиво, янтарно-красное, которое было новинкой для Мюнхена и первым шагом на пути к светлому лагеру. Его первая регулярная варка "венского стиля" была заложена в марте 1872г. и "лагерировалась" вплоть до сентября. Таким образом оно было идентифицировано, как "Мартовское Пиво" и было готово к Октоберфесту. Это "Мартовское" пиво оставалось принципиальным стилем для Октоберфеста еще на протяжении двух десятилетий, пока Шпатен не предложил рынку (и соответственно Октоберфесту) пиво с более солодовым телом и с таким же содержанием алкоголя (5,75), но имеющего бронзовый или золотистый цвет. Мюнхенское обычное пиво, так же начало менять цвет на золотой в 90-х годах 19века...
http://www.beerhunter.com/documents/19133-000255.html 

Комментарий от: Юрий Катунин, Март 11, 2012 в 3:36pm

Дима, эта статья мне хорошо знакома, именно она и повлияла, как мне кажется,  на появление множества ошибок в хронологии.

Комментарий от: Dima German, Март 11, 2012 в 5:00pm

А потому что Джексон начиная ее с Мартовского пива, не описывает то состояние, которое существовало в 18-м, начале 19-го века, когда на "сентябрьские" праздники урожая выставлялось пиво заложенное в марте. У многих в понимании праздник урожая ассоциируется с ячменем нового урожая, хотя им невдомек, что ячмень для солода, а это уже было известно и тогда, должен вылежаться хотя бы два три месяца.

..."У них имеется и хорошее пиво, которое, в особенности немцы, у них умеют очень хорошо варить и заготовлять весною. У них устроены приспособленные для этой цели ледники, в которых они снизу кладут снег и лед, а поверх их ряд бочек, затем опять слой снега и опять бочки и т. д. Потом все сверху закрывается соломою и досками, так как у ледника нет крыши. Для пользования они постепенно отрывают одну бочку за другою. Вследствие этого они имеют возможность получать пиво в течение всего лета — у них довольно жаркого — свежим и вкусным..." 

А это, если верить "Описанию путешествия в Московию" Адама Олеария вообще написано еще в 17 веке.

Комментарий от: Юрий Катунин, Март 11, 2012 в 8:46pm

Ещё раз... Джексон описывает всё же историю конкретной компании через запятую после венского лагера, поясняя появление Октоберфеста, а не мартовского. Иными словами: то венское пиво, которое сварили в марте на Шпатене и разлили на Октоберфесте в 1871 году стало называться Октоберфестовским. Точка.

У Олеария же про пиво сказано совсем немного. И про мартовское нет ни слова. Увы!

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования