Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

О пивоварении в Москве в 1811-1812 года как-то раз я уже писал. В ходе празднования 200-летия Отечественной войны с Наполеоном эта информация становится весьма актуальной. А знаете ли Вы, что и фельдмаршал Кутузов также имел отношение к пиву? Нет? Ну, может быть, слышали что-то, но без какой-то конкретики.
Найти сведенья об этом нам сможет помочь ежемесячное историческое издание «Русская старина» за январь 1871 года (1871 г., Санкт-Петербург, Типография В. Головина, ул. Владимирская, д. 15). В нём публиковался «Архив князя М.И. Голенищева-Кутузова-Смоленского (1745 – 1813), ныне принадлежащий правнуку его Ф.К. Опочинину. Письма М.И. Голенищева-Кутузова к жене. 1800 – 1808 г.г.»
На 50 странице находим письмо Михаила Илларионовича от 4 августа 1803 г. из села Горошки:

«Новым экономом я поныне очень доволен; он профессор; но дай Бог, чтобы у него было хотя наполовину честности противу его ума; а дурак и половины не сделает того, что можно было бы сделать. Я три недели и больше никуда из границ не выезжал и завтра еду в один фольварк, за 25 верст, где еще не бывал. Хлеб сняли, то есть рожь и пшеницу. Урожай хорош, пшеница в десять раз родилась, а рожь поменьше – обманули в посеве, – меньше было засеяно, нежели показали, не то раскрали мужики у эконома. Как хлеб весь снимут, то приняться надобно за строения; нету ни винницы порядочной, ни одной пивоварни, что здесь важный пункт, особливо в Райгородке. Винокурня будет порядочная, на восемь котлов; да надобно много пристроить в Райгородке для жидов. Вот мои упражнения...»
И далее:
«Здоровье Кутузова во всё это время было хорошо, но он жалуется на то что «кревок (?) на левое ухо, иногда худо слышу» (27 апреля 1803 г.). «Об деньгах очень забочусь и, право, об вас думаю» - пишет Кутузов в том же письме – «Слышал я, что продаётся какая-то книга в Петербурге об водяных коммуникациях. Сделай милость, пришли, мне здесь очень нужно для того, что думаю весьма об коммерции». Кутузов завёл пивоваренный завод, устроил продажу леса и проч.»

А с чего бы прославленному полководцу заниматься пивоварением? Зачем это он отправился в своё имение Горошки – Райгородок, отчего у него проблема с деньгами, если только-только он был генерал-губернатором Санкт-Петербурга?
У А. В. Шишова в его книге «Неизвестный Кутузов. Новое прочтение биографии» (2001 г., Москва, издательство «ОЛМА-ПРЕСС», стр. 129-131) находим следующее:
«С воцарением на престоле Александра I резко изменился внешнеполитический курс Российской империи. Исчезла опасность войны с Англией. В июне 1801 года была подписана англо-русская конвенция, подтвердившая мирные намерения двух государств. Новый государь отменил все военные приготовления Павла I.
Генерал от инфантерии М. И. Голенищев-Кутузов получает новое назначение: он становится военным губернатором Санкт-Петербурга. Кроме того, за ним сохраняется прежняя должность инспектора Финляндской инспекции. Немного позже ему поручается также управление гражданскими делами Санкт-Петербургской и Выборгской губерний.
Исполнение гражданских и военных обязанностей требовало от 53-летнего Михаила Илларионовича большой энергии и немалого напряжения духовных и физических сил. Особенно много времени приходилось уделять столичным заботам. Губернатор разбирал жалобы населения и направлял по необходимости дела в судопроизводство; инспектировал финансово-хозяйственную деятельность петербургских больниц, военно-сиротского дома; разрабатывал Положение и штат городской Думы столицы и докладывал об этом в Сенате; содействовал работе петербургского Вольного экономического общества по вопросам земледелия и сельского хозяйства; руководил деятельностью полиции и исполнял множество других дел.
Кутузову приходилось заниматься вопросами строительства величественного Казанского собора и провиантских магазинов (складов) на Фонтанке. Он вел учет урожая в Выборгской губернии и отправлял ведомости о нем императору, оказывал содействие шведскому послу в оформлении провоза через границу закупленного в России хлеба, расследовал происшествия в приграничной зоне, связанные с нарушением торговли.
Уже с начала своего правления император Александр I не был расположен к знаменитому полководцу. (Суждений в связи с этим существует достаточно много, но единого мнения нет.) Однако в силу своего чина и признанных заслуг перед Отечеством, М. И. Голенищев-Кутузов занимал высокое положение в императорском окружении, и Александр был вынужден терпеть Кутузова до поры до времени. Поводом отдалить его от власти послужили недостатки в работе столичной полиции.
Петербургский полицмейстер Овсов не смог отыскать карету, сбившую на Исаакиевской площади англичанина, а также виновников нападения у Михайловского замка на Ушакова, человека близкого к великим князьям Николаю и Михаилу Павловичу. Последнюю каплю в чашу терпения добавил гвардейский поручик Семеновского полка Шубин, наделавший долги и инсценировавший попытку захвата мнимого заговорщика с целью получения вознаграждения.
Разгневанный делом Шубина, император срочно назначает оказавшегося в столице генерал-фельдмаршала М. Ф. Каменского главнокомандующим в Санкт-Петербурге, а генерал-адъютанта К. Ф. Комаровского — его помощником и одновременно начальником полиции. Последний сумел изобличить поручика Шубина, найти владельца кареты, сбившего англичанина, и беглых солдат, напавших на Ушакова. Одновременно Комаровский доложил Александру I о недостатках в деятельности столичной полиции: нехватке полицейских будочников, продолжающихся карточных играх, дуэлях среди офицеров и дворянской молодежи, запрещенных высочайшим указом, и многом другом.
В связи с этими событиями в августе 1802 года последовало высочайшее повеление о сдаче М. И. Голенищевым-Кутузовым должности военного  губернатора. При этом дела передавались не главнокомандующему Каменскому, выехавшему в войска, а начальнику полиции Комаровскому.
Тяжело переживая такое нерасположение императора, Кутузов обратился к нему с прошением принять высочайшее решение о его дальнейшей судьбе. Прошение не осталось без ответа. Последовал монарший указ Правительствующему Сенату об увольнении М. И. Голенищева-Кутузова на год по болезни. Место инспектора Финляндской инспекции было отдано генерал-лейтенанту графу А. И. Толстому.  Три года Михаил Илларионович оставался не у дел, занимаясь своими хозяйственными вопросами. Все его попытки вернуться на военную службу терпели неудачи».

Итак, Кутузов раздражал нового императора своим расположением у Павла I, он принадлежал старой гвардии и, видимо, не имел никакого отношения к заговорщикам. Раздражал так, что при первой возможности попал в немилость, и хотя поводы были совсем смешные, его тут же уволили «по состоянию здоровья», и ему пришлось заняться сельским хозяйством, торговлей и пивоварением в том числе пропитания ради. Вот такая вот историческая реплика.
Ну, а столь длительная преамбула была сделана для того, чтобы придать историчности дегустации нового творения Евгения Толстова – имперского стаута под названием «Кутузов».

Почему-то повелось, что сейчас фамилию рода сокращают до просто «Кутузова». Но аромат пива нам явно напоминает, что голенища хромовых сапог главнокомандующего сделаны из хорошей кожи. Но вот рядом пролетает пушечное ядро или граната, в воздухе повисает запах пороха. Рожь не успели собрать, и поле начинает гореть, жжёнка даёт о себе знать по-имперски сильно. Ну, а на горизонте уже маячит сожжённая Москва.
А вкус вновь парадоксально уносит нас в Шотландию. И в этом нет ничего удивительного… Питер Барклай де Толли, предок Михаила Богдановича, в середине XVII века после подавления Кромвелем сторонников Карла I подался из Шотландии в Ригу, где и родился в 1761 году ещё один генерал Бородинского сражения. Собственно, современный шотландский экстремальный след прослеживается уверенно, как если бы шотландские королевские стрелки в килтах и медвежьих папахах встали плечом к плечу с седьмым пехотным корпусом на защиту батареи Раевского, да и сама бутылка по форме очень смахивала на брудоговскую. Эх жаль, что сразу не усмотрел на этикетке 11% и не оставил для сравнения с Парадоксом, дегустацию которого я хотел провести под Рождество.
Безумно интересно… Короткое торфяное вступление застилается столь же небольшой копчёностью, а затем опять жжёнка – французы идут в атаку, заряжая свои кремниевые ружья и мушкетоны.
А в это время шотландские стрелки делятся односолодовым, протягивая фляжки русским гренадёрам, а те в ответ разламывают буханки чёрного хлеба и раскрывают свои нехитрые кисеты с махоркой.
Бой окончен, Курганная высота взята неприятелем, в послевкусии солодовая горечь утраты и горечь о том, что бутылочка заканчивается…
Я не знаю, какое именно пиво варил у себя Михаил Илларионович, и вероятней всего, никогда не узнаю, но я могу с уверенностью утверждать, что ему не было бы стыдно, что именно этот сорт назвали его именем. Мне так почему-то кажется.

Представления: 530

Теги: Victory Homebrew, Евгений Толстов, Кутузов, имперский стаут, стаут

Комментарий от: Zheka, Ноябрь 25, 2012 в 11:33pm

Юра, спасибо за столь увлекательную рецензию!

Комментарий от: Max, Ноябрь 27, 2012 в 4:24pm

Выглядит чудесно, наверное и вкус достойный :)

Комментарий от: Юрий Катунин, Ноябрь 28, 2012 в 8:23am

Вкус более чем просто достойный. Это нечто историческое.

Комментарий от: SAMAEL, Ноябрь 28, 2012 в 11:03am
Тоже выпью вечерком сегодня
Комментарий от: Иван, Декабрь 4, 2012 в 9:30pm

Поэзия в прозе. Супер!

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2020   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования