Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Дурдин Le Coq. История одного контрафакта

Как Вы думаете, чья это этикетка? Эстонского Ле Кока? Вы действительно так думаете?


Жила-была лондонская пивоварня «Барклай Перкинс». Пивоварня варила крепкий портер, или имперский стаут. Портер этот контрактно скупала компания «А. Ле Кок» и продавала в России. «А Ле Кок» действительно открыл производство в Юрьеве (Тарту), в Эстонии. Но почему же этикетка гласит, что портер разлит в России, а не в Лифляндии? Возможно, Ле Кок привозил портер в бочках в Санкт-Петербург и разливал по бутылкам на месте. Я всегда ломал голову над этим, и в поисках объяснения нашёл куда более парадоксальную страницу истории портера в России. В книге Розена Я.С. «Товарные знаки. Законы и применение их в административной и судебной практике, законодательные мотивы и решения Сената, трактаты и декларации» (1913 г., Санкт-Петербург, Издательство юридического книжного склада «Право») обнаруживается довольно-таки интересная информация:


На стр. 70 мы находим удивительный пассах: «Судебная практика. Только товарные знаки, удовлетворяющие ст. 1614 уст. о промышленности могут быть объектом исключительного права без заявки в отделе промышленности.
Из решения Санкт-Петербургского Коммерческого Суда, 1906 г., мая 15-го, по делу Силлема, владельца фирмы «А ле-Кокъ и Kо», с товариществом пиво-медоваренного завода Ивана Дурдина.
...... истец «освобождался бы от заявки тиснения на бутылках, подходящего под понятие товарного знака, лишь в том случае, если указанное тиснение соответствует признакам товарных знаков, о которых упоминает ст. 4 приведенного закона, т. е. если это тиснение обозначает имя, отчество и фамилию владельца предприятия или наименование фирмы и местонахождение предприятия и не воспроизведено каким-либо отличительным способом. Наименование фирмы «A Le Coq et С-Іе». Между тем, на бутылках вытиснено «A Lе Coq et London» и сверху корона. Иначе говоря, наименование фирмы неточно: пропущено «и Kо»; равным образом, это не соответствуетъ фамилии владѣльца—Силлем. Кроме того, вытиснена корона. Следовательно, вопреки мнению истца, эти тиснения не подходят под понятия товарных знаков, о которых упоминает ст. 5 вышеприведённого закона, и потому относительно них, для приобретения права исключительного пользования, должно было быть заявлено Департаменту Торговли и Мануфактур на предмет получения охранительного свидѣтельства».


Что мы видим? Неужели уважаемая пивоварня Дурдина стала подделывать продукцию Ле Кока? Выходит, что так… А суд отказал Ле Коку в защите прав и товарного знака на основании того, что Дурдин не совсем точно скопировал тиснение на бутылке.
Но поражает сама ситуация: Дурдин, один из крупнейших пивоваренных заводов в Петербурге, пятый по объёмам производства не гнушался продавать своё пиво под видом привозного, а стало быть, дороже по цене, да и под чужой торговой маркой.


Успокоился ли Герберт Силлем? Нет, конечно же. Не согласившись с решением суда, он подал апелляцию в Правительствующий Сенат. Тяжба длилась долгие четыре года. О развитие дела «Дурдин – А. Ле Кок» читаем на страницах 82-84.


«Сенатская практика судебного дела. 5) Рассмотрев настоящее дело, Правительствующий Сенат находит, что в апелляционной жалобе Правительствующему Сенату поверенный Великобританского подданного Герберт Силлем ходатайствует об отмене решения Санкт-Петербургского Коммерческого Суда от 15 Мая 1906 года по делу его доверителя с товариществом пиво-медоваренного завода Ивана Дурдина, и о воспрещении ответчику пользоваться именем торгового дома истца, обязав его прекратить выпуск портера в бутылках с тиснениями «A. Le Coq London». Не признавая требований истца-апеллятора, ответчик ссылается на то, что Силлем не доказал, что он владелец фирмы «A. Le Кокъ и Ко», а также на то, что Силлем не имеет исключительного права на пользование торговым знаком фирмы.

Первое указание ответчика находится в прямом противоречии с представленными истцом документами, а именно двумя удостовереніями Лондонского Нотариуса Джона Венн (л. 19 и 34), коими Нотариус удостоверяет, что, Силлем - единственный владелец фирмы «A. Лe Кокъ и Кo», кроме того, это возражение ответчика опровергается по соображениям ничем не оспоренным и подробно развитым в обжалованном решении Коммерческого Суда. В виду сего слѣдуетъ признать, что как то правильно полагал Коммерческий Суд, что владѣльцемъ фирмы «A. Лe Кокъ и Кo» является апелляторъ. »

«Переходя засим к вопросу, вправе ли апеллятор требоват воспрещения заводу Ивана Дурдина выпускать бутылки с тиснением «A. Le Coq London» и обращаясь для разрешения этого вопроса к закону о товарных знаках (ВЫСОЧАЙШЕ утвержденное 26 Февраля 1896 г. мнение Государственного Совета по проекту правил о товарных знаках С. У. P. Пр. 1896 г. № 31 ст. 395) Правительствующий Сенат находит, что закон этот устанавливает следующие для дела положения: 1) по пункту первому правил о торговых знаках последними признаются всякого рода знаки, выставленные промышленниками на товарах для отличия оных от товаров других промышленников; 2) по пункту третьему этих правил запрещается выставление товарных знаков с надписями и изображениями заведомо ложным или имеющим целью ввести покупателя в заблуждение; 3) по пункту 8-му тех же правил не принимаются к заявке товарные знаки несоотвѣтствующіе требованиям вышеприведенной третьей статьи этого закона.

Из этого видно, что товарные знаки утверждены для отличия товара одного фабриканта от товаров другого, что знаки эти не могут быть ложными, несоответствующими товару, не должны вводит покупателя в заблуждение; в силу сего, если по делу установлено, что товарный знак, выставленный отвѣтчкомъ, не соотвѣтствуетъ товару, то для дела безразлично, когда был заявлен истцом в Департаменте Торговли и Мануфактур его товарный знак и был ли заявлен таковой, и истец вправ по точному смыслу вышеприведенного закона требовать воспрещения продажи товара со знаками схожими на его товарный знак и явно несоответствующими продаваемому товару.

Обращаясь к обстоятельствам дела, нельзя не признать, что вытисненная надпись на бутылках портера товарищества Дурдин «А. Ле Кокъ Лондонъ» не соответствует продаваемому продукту: портер товарищества Ивана Дурдина производится в России, а не в столице Англии —Лондоне, причём производится он фирмою Дурдина, а не «А. Ле Кокъ», как это значится в тиснении бутылок.


В виду сего на точном основании пункта третьего правил 26 Февраля 1896 года Товарищество Ивана Дурдина не вправе продавать портер в бутылках с тиснением «А. Ле Кокъ Лондонъ»; при этом для разрешения дела не может иметь какое-либо значение то обстоятельство, что этикет на бутылках фирмы апеллятора печатный, а знаки на бутылках завода Ивана Дурдина тисненные, так как знак этот, хотя и писанный, не соответствует продаваемому товару, а потому и не может употребляться в нем. Вывод этот не опровергается тем, что ныне существующая фирма в Англии имеет товарный знак, и что только этот знак выдаётся ей привилегия в России, так как согласно вышеизложенному закон запрещает промышленникам пользоваться ложными надписями на продаваемых продуктах совершенно независимо от того, выдана ли на этот знак. привилегия или нет.

Также несущественно для дела указание повереннаго ответчика, что продажа бутылок с тиснениями «А. Ле Кокъ Лондонъ» явление случайное, так как по показанию допрошенных свидетелей, на заводе коих выделывались эти бутылки, ответчик выбирал их в год от 250 тысяч до 300 тысяч, поэтому, хотя в настоящее время завод Дурдина не принимает от свидетелей Позенова таковые бутылки, тем не менее благодаря огромному количеству уже принятых Дурдиным бутылок, несомненно продажа портера с тиснениями «А. Ле Кокъ Лондонъ» не может быть признана случайным, единственным явлением; почему продажа эта, как нарушающая требование закона подлежит запрещению.

По сим соображениям Правительствующий Сенат определяет в отмену решения СПБ. Коммерческого Суда от 15 Мая 1906 года обязать товарищество пиво-медоваренного завода Ивана Дурдина прекратить выпуск портера в бутылках с тиснением «А. Ле Кокъ Лондонъ».
(Суд, деп. Пр. Сен., дело Дурдина с Силлем 26 Февраль 1910 г.)


Представьте себе размах контрафакта. В течение четырёх лет после решения суда Дурдин выпускал по 250 - 300 тысяч бутылок поддельного портера в год и, вероятней всего, занимался этим ещё и в досудебное время в не меньших объёмах. И остановить его смог только Сенат.
О плагиате Дурдина я уже как-то раз писал вот тут вот. Но эта историческая реплика меня сразила наповал. Нет слов… У конкретного пивовара совесть отсутствовала напрочь.

Представления: 965

Теги: A. Le Coq, Дурдин, Петербург, Санкт-Петербург, портер

Комментарий от: Zheka, Июль 25, 2011 в 1:09am
Наверное не у пивовара, а у их "маркетолога" все же :)
Комментарий от: Юрий Катунин, Июль 25, 2011 в 6:23am
Полагаю, маркетологов тогда в природе не существовало. Кто варил пиво, тот и продавал, и рекламировал.

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования