Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Книга "Священное опьянение: Языческие таинства хмеля"

 

Оригинал - у меня в Жиже

Обсуждая книгу Макса Нельсона, я говорил, что истории пива в Древней Европе (и на Руси тем более) посвящено не так уж много книг. Изучение осетинского эпоса вновь подводило к обидной мысли: «А как же я? Я же лучше собаки! А что же с культурологическими исследованиями влияния пива на жизнь общества Древней Руси и всего восточного славянства?» Как-то думалось, что ничего масштабного и серьезного на эту тему у нас в последнее время не писалось и не издавалось.

Книжка Дмитрия Анатольевича Медведева Ермакова и Станислава Эдуардовича Гаврилова попалась мне на глаза уже после прочтения труда Макса. Несмотря на некоторую боязнь погружения в сомнительные источники русского неоязычества, я начал чтение. И знаете, все оказалось не так плохо. Многие выводы основаны на притянутых за уши доказательствах, а зачастую и вовсе без оных, но в целом книга оказалась достаточно интересной и вполне читаемой. Хотя многочисленные философствования типа «Сумма коллективного опыта возрастает до таких размеров, что отдельный человек овладевает ею только в поздних стадиях своей жизни, да и то не каждый в полной мере» — порой утомляют. Авторы широко используют вполне исторические источники, а не книжки типа «Велесовой». И не только используют, а часто цитируют прямо в тексте, что избавляет читателя копать груды манускриптов, чтобы осознать, на что, собственно, авторы рассчитывают ссылаются.

Общий стержень книги таков: среди древних народов (в том числе и у восточных славян) хмельное никогда не было обыденным напитком и его употребление было жестко ограничено в повседневной жизни. Опьяняющие напитки использовались в ритуалах, обрядах, празднованиях и важных событиях и никогда — чтобы «напиться и забыться». И лишь потом люди постепенно утратили отношение к самому факту употребления опьяняющих напитков как к священнодействию, оно превратилось в привычку, в повседневную нормуИ напитки сакрального и возвышающего типа заменялись профаническими, лишенными благодатного действия.

С этой точки зрения хмельное — это отражение пищи (вернее питья) богов, и употребляя его, человек на некоторое время приобщался к своим героическим предкам и к самим богам. И в языческой традиции Запада Евразийского континента опьяняющие напитки играли доминирующую роль в ритуалах, по сравнению с теми же шаманскими практиками Востока, ориентированных больше на галлюциногены.

Заточеность книги под обрядовую, ритуальную роль напитка предполагает, что технологии изготовления будет отведено немного места. Это действительно так, и авторы прямо говорят, что им интересно не столько «что пили на Руси», сколько «как пили». Но процесс и ингредиенты тоже важны (и для ритуала в том числе), так что технология хмеля и солода древних не задвинута в тень совсем.

Веселые соседи

И прежде чем перейти к описанию культуры пития восточных славян, в книге рассказывается о традициях соседей славян: арьев (в смысле древних иранцев и индусов), скифов, греков, кельтских и германских племен, британцев.

На примере ариев, текстов Авесты и Ригведы, обсуждается триединство напитков типа «сомы» и «хаомы»: одно слово обозначало и растение, служащее основой напитка (не вполне понятно какое, кстати), и сам напиток, и божество, которому посвящали возлияние.

В описании традиций эллинов книга часто перекликается с трудом Нельсона: то же внимание к Дионису, та же гипотеза о том, что атрибутом бога мог быть не только плющ, но и хмель, то же внимание к Дионису как богу не только вина, но и пива. Не забыт и кикеон «Илиады» – хмельной напиток, приготовлявшийся из вина, лука, сыра и ячменной муки (или крупы?). Тут же высказывается предположение, что для изготовления напитков использовалось не только хорошее, годное зерно, но и пораженное всякими головнями-спорыньями, для пущего эффекту, подобно димедролу в пиве в недавнем прошлом.

Сатиры из свиты Диониса отжимают виноград у русcких крестьян

На основе трудов Геродота и его описаний обычаев скифов авторы напоминают: сравнение (и замещение) вина и крови — это не изобретение христианства, что связь эта древнее. Описанные Геродотом обычаи персов позволяют авторам сделать вывод о использовании ими вина как стимулятора «креативного мышления» - важные решения персы обсуждали дважды — в пьяном и в трезвом виде и лишь при совпадении выводов в обоих состояниях утверждали их.

Кельты. Ну тут не обошлось без чаши Грааля, хотя авторы и говорят, что тема чаши раскрыта в трудах предшественников чуть больше, чем полностью. Также упомянуты пиры в заповеднике гоблинов эльфов с примкнувшими к эльфам ирландцами. О приготовлении эльфийских и прочих кельтских напитков не сказано ни слова, впрочем, как и про континентальных кельтов (кроме того, что их культура пития оказала некое действие на славян).

Кельтское ведерко

В качестве источника добычи полезных ископаемых сведений о питии германцев в книге используется в основном не предания «отца истории», а «Старшая» и «Младшая Эдды» с легендами о рожденном из слюны богов Квасире и о похищении меда поэзии Одином. Договор «на слюне», мифическое смешение слюны между асами и ванами нашло отражение в приготовлении чичи совместном распитии напитков из общего сосуда. И опять же, в Эдде, как и в других древних текстах, следует предупреждение о вреде пьянства, о возможном превращении священного союза с богами в общение со злыми духами. Впрочем, не все крутится вокруг мёда — братья Гримм описывают посвящение Одину пива. В любом случае — хмельные напитки — неотъемлемый атрибут «райских кущ» германцев.

Британия благодаря массмедиа уже давно представляется вотчиной пива. Но это был не единственный напиток островов. Да-да, из вереска напиток забыт давным-давно. И вереск в свои напитки добавляли не только низкорослые пикты — древние ирландцы клали его в свое пиво наряду с другими травками. И хотя пиво вскоре стало обыденным, мистерия его еще долга гуляла в виде сказаний о Джоне Ячменном Зерне.

Дом, милый дом

Но хватит о соседях, поговорим о питие на Руси, которое, по известному выражению Владимира Владимировича Святославича, есть веселие. На основе летописей авторы исследуют и цены на разное питье, и (что особенно важно) поводы к их употреблению на Руси. «Русская Правда» тоже дает немало ценной информации.

Кстати, солод, который взымался князем, шел не только и не столько на пиво. Солод использовали прежде всего для приготовления кулаги – кушанья из толокна, заваренного кипяченой водой, а также безалкогольного напитка, похожего на пиво, но пивом не являвшегося. Вообще, описание всех олусов, олуев и прочив пив в книге взяты из Похлебкина и его «Истории водки», похоже. А особое внимание уделяется мёду — наиболее дорогому, и самому ритуализированному напитку славян. Впрочем связного, цельного мифа о волшебном напитке у восточных славян не сохранилось — и всякому исследователю приходится с теми или иными допущениями восстанавливать его из разных источников: из сказании о древлянах и Ольге, из обрядовых песен, из стародавних быличех сибирских старообрядцев и многих других источников.

Общественное потребление (и варка!) пива идет в нашей истории от совсем уже древних времен к вполне недавним: это и канун (пиво, сваренное накануне праздника) новгородцев, и обычай «Братчины» архангельских поморов. Языческие обряды, прошедшие через века христианства, это не молитвы-славления, как это часто можно видеть у неоязычников. Это в большей части совместное жертвоприношение (в том числе и пива) с совместному разделению жертвенного напитка вместе с богами и предками. И старые боги никуда не делись - покровитель пива Николай, любитель выпить Илья-Пророк — за этими масками обычаев и обрядов на нас смотрит древняя старина.N.B.: те же осетины пошли еще дальше — у них святые Николай, Илья, Георгий совсем уж утратили человеческий христианский образ: пируют вместе с нартами (напиваясь пивом и ронгом), участвуют в набегах на соседей и похищении невест, а также в растлении трупов.

Авторы с осторожностью относятся к идеи дифференцации хмельного по половым признакам (мед и пиво — мужское и женское начало) и даже по годовой цикличности (каждому святому — свой напиток). Хотя отмечают о существовании интересной традиции, когда к варению общественного пива к Покрову допускались только девушки, а к Духову Дню — только замужние девушки. Ну и сам принцип приготовления пива к определенным датам несомненен.

Достаточно подробно описываются традиции употребления пива на праздники, на свадьбу, по особым счастливым и несчастным случаям. Для меня, например, поразительным открытием стала традиция пения срамных частушек на поминках в/на Украине начала XX века.

Вода живая и мертвая, напиток свободы

Использование хмельного в ритуалах похорон и поминок еще раз подчеркивает значение пива как напитка перехода, в данном случае перехода от Жизни к Смерти. Авторы исподволь подводят нас к тезису, что вода жизни и смерти из сказок и легенд — это не что иное, как мёд или пиво. Двойственность напитка делает его и ядом, и лекарством: с его помощью можно обрести мудрость богов, вылечить болезни, сделать себя цельным духовно и нравственно. Но он же может при злоупотреблении вызвать сон без сновидений, подобный смерти, приводить к болезням и злому помутнению рассудка.

Древнерусская тризна


Кроме атрибутов Жизни и Смерти, опьяняющие напитки являются мерой Свободы. Пить хмельное, участвовать в обрядах — это неотъемлемое право свободного человека в общине. В мифическом плане за священный напиток тоже идет непрекращающаяся борьба: Один похищает мёд, Гаруда — сому, Бедуир — котел Диурнаха. Князь может быть хранителем запасов вина и распоряжаться на пирах, но изначально эти запасы общественное достояние людей. Гость, разделивший чашу с хозяином, становится из потенциально опасного незнакомца человеком, связанным с хозяином обрядом-клятвой перед лицом богов. Нежелание поделиться добром приводит к плачевным последствиям для польского Хотышко и возвышению Пяста, к унижению киевского князя перед Ильей-Муромцем. На примере руских, датчан, норвежцев, ирландцев авторы показывают, что княжеский пир — это не только и не столько повод нажраться, сколько часть ритуала единения князя, дружины, богов. И приобщение к благодати этого таинства почетных гостей, разумеется.

В самых архаичных вариантах сказания о Илье-Муромце калики перехожие просят Илью выпить не воду, но хмельной мёд. N.B.: В этой легенде для меня видна отсылка к универсальному методу настройки оборудования: первое воздействие (полведра) сделало Илюшеньку недостаточно сильным, вторая, основная доза привела к перерегулированию (не будет Илью из-за его сверхсилы Мать сыра-земля носить) и третья — корректирующее воздействие в обратную сторону, после которого сила богатыря становится отвечающей ТУ калик.

Значимая часть книги относится к анализу символов Мирового Древа и проистекающих из него источников. Многое говорит о том, что источники эти полны не водой, а хмельным напитком. Связь мёда и пчел с деревьями несомненна — первые бортники собирали мёд именно из дупл деревьев, где селились пчелы. Сами пчелы в легендах тоже занимают вполне интересную нишу — оболочки для хранения душ, связные между мирами, создания, созданные дьяволом, но переманенные потом Богом к себе... Связь древа с мёдом дальше наложилась в людских легендах на другие напитки и растения: отражением архетипа Мирового Древа у разных народов был не только тис-дуб-ясень, но и финиковая пальма, виноградная лоза, яблоня (и Гесперид, и библейское Древо Познания), и, наконец, вьющийся хмель. Авторы вообще продвигают теорию, что аромат и листвы тиса, и хмеля сам по себе мог вводить наших предков в измененное состояние, при этом радостно подчеркивая, что хмель родственен конопле.


Уж не знаю по поводу прихода от хмеля, но изображение хмеля как Всемирного Древа у наших предков действительно существовало. «Царь яр-буен Хмель» - устойчивое словосочетание славянских песен, заговоров. Ниже показан достаточно недавний лубок «Аз есть Хмель высокая голова более всех плодов земных» (середина XVIII века), но все началось гораздо раньше (кому интересно, курить Рыбакова, «Язычество Древней Руси», Глава 13. Языческие обряды и празднества XI - XIII вв.)

Авторы, кстати, не придерживаются версии, что первыми хмель начали использовать в пиве праславяне, отдавая пальму первенства финно-угорским народам. Но всякие франкогерманцы познакомились с хмелем от протославян)) По поводу самого слова в книге полагается, что оно происходит от индоиранского «хаома» и что возможно, в седые времена для изготовления сомы-хаомы использовали именно хмель. Но пруфов нет.

И вновь продолжается бой

Эпизод похищения Одином меда поэзии. Сцены из исландского рунического манускрипта 1730-х годов

Многоплановое сражение идет не только за сам напиток, но и за сосуды, предназначенные для него. Грааль, котел Диурнаха, кубки и рога фей, и прочие, и прочие. Нельзя сказать, что у русичей был какой-то особый ритуальный тип посуды — сосуды той же формы (кувшины, чаши, братины, ковши, чарки, рога животных) использовались и повседневно. Разница крылась в используемых материалах и в украшении сосудов, в надписях на них.

Чара князя Владимира Давыдовича с благопожелательной надписью (XII век)

Отражение сакрального, обрядового значения чаши очень легко прослеживаются в традициях осетин и в нартском эпосе. Волшебная неупиваемая чаша нартов — это и мерило доблести, и знак уважения, и награда. Круглая чаша (или котёл), наполненная питьем у многих народов представляет собой модель Мироздания — с Океаном, горизонтом (окоемом) и тремя уровнями: нижним, срединным и вышнем мирами. Такие чаши служили для предсказания будущего, для совета с предками и богами при приеме важных решений.

Скифская чаша

К последней трети повествования авторы, начиная с обсуждения Кипящего Котла у корней Иггдрасиль, плавно, но неумолимо скатываются а атсрал с дородовыми опытами с ЛСД, кватернионами, описывающими повороты Пространства-Времени, переходом за горизонт событий в Иную Реальность и прочим контентом, за который мы так любим канал Рен-Тв. К счастью, ближе к концов их отпускает. Не сразу, правда, сначала следует переходный процесс в виде сравнительного анализа пьянящих напитков, крови и соленой морской воды.


Авторы рассказывают о закате эпохи ритуального употребления хмельного на Руси, начавшемся с эпохи Ивана III. Древнюю языческую практику вытеснили не попы, а пустая государева казна и стремление наполнить ее любой ценой, в том числе и спаиванием собственного народа. В начале эпоху Грозного соседние литвины еще ставят в пример московитов как пример трезвенности и воздержанности, но это уже начало конца. Ритуальное употребление пива и мёда сменяется повальным пьянством. Запрет на изготовление хмельного в домашних условиях, как это впоследствии еще повторится не раз, только усугубит ситуацию. Кроме госмонополии, разрушению традиции способствовало и изобретение новых способов длительного хранения пива (погреба-ледники), из-за которых оказался нарушен календарный обрядовый цикл приготовления и и употребления спиртных напитков.

В последней главе авторов окончательно отпустило, и называется она «О вреде пьянства», и рассказывается в ней о методах борьбы с зелёным змием начиная с XV века. Тут и малорусские сказания о Христе, который проиграл Сатане души пьяниц (вообще это Петр и Павел, ужравшиеся горилки, виноваты), и сравнение умерших от вина с утопленниками и удавленниками.


Вывод один — люди забыли таинство пивопития как средства общения с духами предков и богами и для них, по словам Маршака:

Для пьянства есть такие поводы:
Поминки, праздник, встреча, проводы,
          Крестины, свадьбы и развод,
          Мороз, охота, Новый год,
          Выздоровленье, новоселье,
          Печаль, раскаянье, веселье,
          Успех, награда, новый чин,
          И просто пьянство – без причин!

Но авторы предостерегают и от другой крайности — перехода на трезвенно-вегетарьянский образ жизни тех «традиционалистов», что полагают себя потомками древних ариев, которых вот уже тысячелетия пытается споить ZOG и прочая мировая закулиса.

Книга завершается двумя приложениями. В одном собраны рецепты хмельных напитков (в основном с мёдом) из разных источников, частично опробованных в изготовлении самими авторами. В другом приведено любопытная повесть 17 века о том, как пьяница в рай попал. Суть в том, что однажды бухарик (не простой, а который не забывал каждый стопарик осушать не абы как, а во славу Господа), умер и был оставлен ангелами «jast for lulz» у ворот рая. Пьяница начал со всей дури колошматить в двери, разбудив ключницу ключника Петра. К несчастью для первого римского папы, бухарик оказался богобоязненным троллем 90 го уровня, и вызывал последовательную попоболь у ряда ветхо- и ново-заветных святых, пытавшихся объяснить неучу, что пьяницам вход в рай заказан. В конце концов Ваня Апоколиптиков плюнул и впустил алкаша в рай, где тот продолжил извлекать лулзы, усевшись на самое понтовое место, куда праведники боялись и близко подойти. А на офигевшие взгляды святых старцев посоветовал им прокачивать у себя перк риторики, чтобы они научились спорить с пьяными.

И в заключение:

У Ермакова с Гавриловым есть более ранняя книга «Напиток жизни и смерти: мистерия мёда и хмеля» - М.: Ганга, 2009. Но почти все её содержание, как я понимаю, было перенесено в «Священное опьянение...» c помощью древнего обряда Ctrl-C+Ctrl-V, так что приобретать ОБЕ эти книги я не советую. Можно и ни одной не покупать — прикоснуться с знаниям предков можно, испив чашу пива из братины в форме селезня-гоголя электронный вариант книги для ознакомительных целей легко ищется гуглем.

И совсем в заключение и не совсем по поводу этой книги:

Давным-давно, в прошлой жизни, в 2007 году, я с трудом и местами осилил рыбаковский двухтомник и захотел иметь свою ритуальную чашу, с блэкджеком и шлюхами с древлеславянскими орнаментами, символизирующими зерно, хмель, Воду Жизни и Древо Познания. На свою беду очаровательная гуслицкая мастерица-рукодельница Олеся согласилась реализовать мои нездоровые фантазии, что и вылилось в создание через весьма продолжительное время (ибо оказался тот еще гемор) вот такого чехла для пивной бутылки из бисера.

Чехол кстати съемный, т.к. сделан не на основе лески, а на силиконовых сиськах нитках. Бутылка, как и требуют авторы обсуждавшейся выше книжки, используется редко и в сугубо ритуальных целях. Пиво в нее правда попадает еще реже, все больше что-то покрепче)))

 

Представления: 746

Теги: книга, мифология

Комментарий от: Mc Doc, Май 7, 2013 в 11:12pm

Спасибо за труд и просвящение.

Если заинтересовало - книгу можно скачать тут: 

http://beersfan.ru/forum-new/threads/%D0%9A%D0%BE%D0%BB%D0%BB%D0%B5...

Подготовил 5 видов разного формата.

Комментарий

Вы должны быть участником Пивной культ, чтобы добавлять комментарии!

Вступить в Пивной культ

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования