Пивной культ

Всё о пиве и пивной культуре

Нельзя в данной группе не затронуть такую тему. Вот к примеру в "Калевале" процесс приготовления пива упоминается чаще и больше, чем миф о сотворении мира.

Приведу выдержку:

 130 Думала себе, гадала: "Где ж мы пива раздобудем, как мы браги наготовим к нашей свадьбе предстоящей, к предназначенному пиру? 135 Я начал не знаю браги, пива доброго рожденья". Там старик лежал на печке, вот старик с печи промолвил: "В ячмене - начало пива, 140 в хмеле - буйного напитка, им нужна вода при этом, им огонь свирепый нужен. Хмель, веселый сын Шумилы, маленьким был сунут в землю, 145 брошен в пахоту змеенком, кинут зернышком крапивы возле Калевы колодца, на меже поляны Осмо. Молодой взошел росточек, 150 поднялся побег зеленый, он на деревце взобрался, он вскарабкался на крону. Счастье-дед ячмень посеял на меже поляны Осмо. 155 Поднялся ячмень прекрасный, дружные взошли посевы на пожоге свежем Осмо, сына Калевы новине. Времени прошло немного - 160 хмель на дереве воскликнул, закричал ячмень с поляны, молвила вода в колодце: "И когда ж мы будем вместе, повстречаемся друг с другом? 165 В одиночку жизнь тосклива, жить вдвоем-втроем прекрасней!" Осмотар, хозяйка пива, Капо, браги мастерица, набрала семян ячменных, 170 шесть взяла отменных зерен, хмеля - семь больших головок, восемь ковшиков водицы, ставит варево на пламя, на огонь - котел для пива. 175 Пиво пенное варила летним днем, летящим быстро, на краю косы туманной, мглистом острове далеком, вылила в бочонок новый, 180 в чан березовый сцедила. Заварить сумела пиво, только не смогла заквасить. Пораздумав, поразмыслив, так промолвила, сказала: 185 "Что бы мне еще добавить, что бы положить такое, чтоб заквасить пиво в бочке, забродить заставить брагу?" Дева Калевы, красотка, 190 та, чьи пальчики прекрасны, чьи движения красивы, что всегда быстра, проворна, посреди избы порхала, возле печки хлопотала, 195 много сделать успевая, меж двумя снуя котлами. Видит у печи лучину, подняла лучину с пола. Повертела, посмотрела: 200 "Что же из лучины выйдет, чем в руках у девы станет, в пальцах у красивой Капо, коль отдам лучину в руки, в пальцы девушки красивой?" 205 Отдала лучину в руки, в пальцы девушки красивой. Приняла лучину Капо, меж ладонями потерла, провела по бедрам щепкой - 210 белка белая явилась. Так сынка учила Капо, так бельчонка наставляла: "Золотце холмов лесистых, цвет земли, краса пригорков! 215 Ты беги, куда направлю, укажу куда дорогу: в рощи Метсолы родимой, в чащи мудрой Тапиолы. Влезь на дерево поменьше, 220 влезь на крону, что погуще, чтоб орел тебя не сцапал, птица неба не схватила. Принеси еловых шишек, кожуры семян сосновых, 225 передай их в руки Капо, в пальцы Осмотар - для пива". Пробежать успела белка, пышнохвостая - промчаться, одолеть смогла дорогу, 230 расстояние большое, чащу вдоль, насквозь - другую, третью - наискось немножко, к рощам Метсолы родимой, к дебрям Тапиолы мудрой. 235 Видит три могучих ели, маленьких сосны - четыре. Поднялась на ель в низине, на сосну взвилась на горке, там орел ее не сцапал, 240 птица неба не схватила. Нарвала еловых шишек, кончиков сосновых веток, бережно взяла когтями, лапками к себе прижала, 245 принесла их в руки Капо, в пальцы девушки красивой. Капо опустила в брагу, в свой напиток положила, только пиво все не ходит, 250 брага свежая не бродит. Осмотар, хозяйка пива, Капо, браги мастерица, все гадает, размышляет: "Что еще сюда добавить, 255 чтоб заквасить пиво в бочке, забродить заставить брагу?" Дева Калевы, красотка, та, чьи пальчики прекрасны, чьи движения красивы, 260 что всегда быстра, проворна, посреди избы порхала, возле печки хлопотала, много сделать успевая, меж двумя снуя котлами. 265 Видит щепочку у печки, поднимает щепку с пола. Посмотрела, повертела: "Что из этой щепки выйдет, чем в руках у девы станет, 270 в пальцах у красивой Капо, коль отдам находку в руки, в пальцы девушки красивой?" Отдала находку в руки, в пальцы девушки красивой. 275 Приняла девица щепку, меж ладонями потерла, провела по бедрам щепкой - вышла чудная куница. Златогрудую учила, 280 сиротинку наставляла: "Ой, голубушка куница, в шубке денежной зверюшка, побеги, куда направлю, укажу куда дорогу: 285 к каменной норе медвежьей, к той лесной усадьбе хвойной, где медведи вечно бьются, косолапые ярятся. Набери дрожжей в ладони, 290 пенистой слюны - в пригоршню, положи в ладони Капо, Осмотар отдай для пива". Пробежать смогла куница, златогрудая - промчаться, 295 одолеть смогла дорогу, расстояние большое, поперек и вдоль две речки, третью - наискось немножко, до пещеры косолапых, 300 до жилья лесных хозяев. Там медведи вечно бьются, косолапые ярятся на утесе из железа, на горе из твердой стали. 305 Пена падает из зева, дрожжи - из зловещей пасти. Набрала дрожжей в ладони, пенистой слюны в пригоршню. Отнесла их в руки Капо, 310 в пальцы девушки прекрасной. Осмотар бросает в пиво, Капо погружает в брагу - все еще не бродит пиво, не бурлит питье мужское. 315 Осмотар, хозяйка пива, Капо, браги мастерица, все гадает, размышляет: "Что еще сюда добавить, принести какой закваски, 320 замешать какие дрожжи?" Дева Калевы, красотка, та, чьи пальчики прекрасны, чьи движения красивы, что всегда быстра, проворна 325 посреди избы порхала, возле печки хлопотала, много сделать успевая, меж двумя снуя котлами; стебелек нашла гороха, 330 подняла стручок зеленый. Повертела, посмотрела: "Что же выйдет из гороха, что в руках родится Капо, в пальцах девушки прекрасной, 335 коль отдам стручок ей в руки, в пальцы девушки прекрасной?" Вот стручок вручила Капо, в пальцы девушки прекрасной. Приняла стручок девица, 340 меж ладонями потерла, провела стручком по бедрам - из него пчела возникла. Так свою учила пчелку, наставляла эту птичку: 345 "Пчелка, быстрая летунья, королева луговая! Ты лети, куда направлю, укажу куда дорогу: к острову в открытом море, 350 к лудам на морском просторе! Там девица почивает, медный пояс, отдыхает, сбоку – травка-медуница, медоносица - в подоле. 355 Принеси на крыльях симы, меда сладкого - в накидке, с травяной макушки сочной, с золотых соцветий ярких, принеси в ладони Капо, 360 Осмотар отдай для пива". Пчелка, быстрая летунья, полетела, поспешила, быстро путь преодолела, расстоянье сократила, 365 поперек и вдоль два моря, третье - наискось немножко, к острову в открытом море, к лудам на морском просторе. Видит спящую девицу, 370 деву с брошкой оловянной, на лужайке безымянной, на поляне медоносной, с золотой травой под боком, с муравою серебристой. 375 Обмакнула крылья в симу, перышки - в нектар пахучий с травяной макушки сочной, с золотых соцветий ярких. Принесла в ладони Капо, 380 в пальцы девушки прекрасной. Капо в брагу положила, Осмотар - в хмельной напиток. Сразу пиво забродило, забурлил напиток свежий 385 в том ушате деревянном, в том березовом бочонке. Поднялся до ручек чана, через край уже полился, по земле потечь готовый, 390 побежать по половицам. Времени прошло немного, пролетело лишь мгновенье, пить герои прибежали, раньше прочих Лемминкяйнен, 395 выпил Ахти, выпил Кавко, шустрый захмелел проказник от напитка девы Осмо, девы Калевы прекрасной. Осмотар, хозяйка пива, 400 Капо, браги мастерица, говорит слова такие: "Горе, горе мне, несчастной! Дурно я сварила пиво, плохо сделала напиток: 405 поднялось из бочки пиво, на пол вылился напиток!" Снегирек пропел на ветке, под стрехою дрозд чирикнул: "Неплохое вышло пиво, 410 поднялся напиток добрый. Надо вылить пиво в бочку, бочку в погребе поставить, пусть в дубовой бочке бродит, в медных обручах доходит". 415 Так и зародилось пиво - Калевы сынов напиток. Славу добрую снискало, стало всюду знаменитым, потому как было добрым, 420 добрым только для разумных: побуждало жен смеяться, всем мужам несло веселье, радость праведным давало, буйства глупым прибавляло". 425 Вот тогда хозяйка Похьи, разузнав рожденье пива, принесла воды в ушате, налила воды полбочки, всыпала ячменных зерен, 430 хмеля множество головок. Принялась варить напиток, брагу крепкую готовить в новой бочке деревянной, в том березовом ушате. 435 Месяцами греют камни, воду кипятят годами, многие сожгли дубравы, осушили все колодцы, все чащобы поредели, 440 все источники иссякли - все ушло на варку пива, на закладку доброй браги для широкой свадьбы Похьи, многолюдного застолья. 445 Дым над островом клубится, на мысу пылает пламя. Дым встает густой и плотный, к небу марево восходит от костров, горящих грозно, 450 полыхающих опасно - аж пол-Похьи застелило, Карьялу всю ослепило. Весь народ кругом дивился, поражался, изумлялся: 455 "Дым такой откуда взялся? Марево пришло откуда? Дым войны - намного больше, меньше - дым костров пастушьих". Мать-старушка Кавкомьели 460 как-то утром спозаранок за водой к ключу приходит, видит дым густой и плотный, с севера гонимый ветром. Так промолвила, сказала: 465 "Это дым костров военных - знак великого гоненья". Сам же Ахти Сарелайнен, сам прекрасный Кавкомьели, присмотрелся, пригляделся, 470 так подумал, так размыслил: "Не сходить ли поразведать, посмотреть пойти поближе, дым такой откуда взялся, марево пришло откуда? 475 Может, это дым военный - знак великого гоненья?" Кавко сам пошел разведать, разузнать причину дыма. Это был не дым военный - 480 знак великого гоненья: на кострах варили пиво, приготавливали брагу у пролива Сариолы, там под мышкою у мыса. 485 Вот стоит и смотрит Кавко, смотрит пристально, свирепо гневным глазом, злобным оком, рот кривя в усмешке мрачной, наконец промолвил, глядя, 490 крикнул с берега пролива: "Ой ты, теща дорогая, Похьи добрая хозяйка, навари хорошей бражки, пива славного наделай 495 напоить гостей ораву, Лемминкяйнена - особо на его прекрасной свадьбе с юной дочерью твоею!" Вот уже готов напиток, 500 сварено питье мужское. Унесли напиток красный, квас поставили отменный, поместили под землею, в каменный спустили погреб 505 побродить в дубовой бочке, за добротной пробкой медной. Тут уж Похьелы хозяйка принялась еду готовить. На огне котлы клокочут, 510 треск идет от сковородок. Завела большое тесто, испекла большие хлебы накормить гостей хороших, угостить народ на славу 515 в Похьеле на долгой свадьбе, в Сариоле - на пирушке.

Представления: 364

Ответы на эту тему форума

Вот еще одно фольклорное подтверждение божественного происхождения пива.

А. Пумпурс "Лачплесис" (народный латышский эпос).

Вскоре открыли они и навеки там обосновались
Крепкий построили замок в долине, леса корчевали,
Сеяли лён и ячмень Перконс во-время дождик давал им,
Солнышко им наливало колосья, а Усинь под осень
Медом одаривал. Дети богов научили их делать
Хмельную брагу и пенное пиво Буртниексы пили
И веселились. Юноши их выбирали прекрасных
Девушек в жёны. Разросся народ на балтийских просторах.
Интересным мне кажется представление Микулы Вольге из былины "Вольга и Микула"

Я как ржи то напашу, да во скирды сложу,
Я во скирды сложу, да домой выволочу,
Домой выволочу, да дома вымолочу,
А я пива наварю, да мужичков напою,
А тут станут мужички меня покликивати:
«Молодой Микула Селянинович!»
Еще интересный момент в былине "Василий Буслаев" рекомендуется пиво пить не в одиночку:

Послышал Васенька Буслаевич
У мужиков новгородских
Канун варен, пива ячныя.
Пошел Василий со дружиною,
Пришел во братчину к Никольщину.
"Илья Муромец"

День оказался очень жаркий. Сидит Илья, потом обливается. И вдруг слышит — кто-то подошел к их окошку и в окошко застукался. Кое-как Илья Муромец потянулся, открыл окошко, видит — стоят два странника, очень старые.
Посмотрел Илья на них и говорит:
— Чего вам, страннички, надобно? А они говорят:
— Дай-ка нам испить пива хмельного. Мы знаем, у тебя есть в подвале пиво хмельное. Да принеси нам чашу в полтора ведра.
Илья им в ответ:
— И рад бы я принести вам пива хмельного, да не могу никак идти: у меня ноги не ходят.
— Попробуй, Илья, сперва, тогда и говори,— отвечают старцы.
— Что вы, дорогие старцы, тридцать лет я сижу сиднем и знаю — ноги у меня не ходят.
А они говорят:
— Брось ты, Илья, нас обманывать! Сперва попробуй, а после и говори.
Пошевелил Илья одной ногой — шевелится. Другой пошевелил — шевелится. Соскочил с лавки, схватил чашу в полтора ведра и побежал, будто все время бегал, в отцов подвал глубокий. Нацедил из бочонка чашу полную, приносит к старцам, говорит им:
— Нате, кушайте на доброе здоровье, страннички. Уж очень я рад,— научили вы меня ходить.
А те говорят:
— А ну-ка, Илья, выкушай сперва сам.
Илья Муромец не прекословил, схватывает чашу в полтора ведра и выпивает на месте единым духом.
— А ну-ка теперь, добрый молодец, Илья Муромец, скажи, сколь чувствуешь в себе силушки?
— Чувствую я в себе силушки очень много,— отвечает Илья.— Силы хватит.
Посоветовались старцы и говорят:
— Нет, еще, должно быть, силушки очень мало. Иди-ка, Илья, да принеси втору чашу.
Схватил Илья чашу в полтора ведра и бросился в свой погреб. Нацедил втору чашу, приносит к старцам. Стал им подавать, они говорят:
— А ну, выкушай, добрый молодец, сам.
Илья Муромец не стал прекословить, берет чашу и выпивает единым духом.
— А ну-ка, удалой богатырь Илья, скажи, много ли чувствуешь в себе силушки?
А он отвечает странникам:
— Эх, много чувствую силушки!
Осетинский национальный эпос «Сказание о нартах»

«Опустилась птичка на хмелевую лозу, выклевала из шишечки хмеля три зернышка, вспорхнула и полетела в селение доблестных нартов и опустилась там на солод, который сушился на солнце. Клюнула она одно зернышко солода, и свалилась пташка на землю. Хочет вспорхнуть, а не может, крылья словно подрезаны.

Шатана бережно взяла птичку и положила ее на кучу пшеничных зерен и – чудо! Сколько пшеницы сверху ни брали, меньше не становилось, а птичка скоро очнулась и улетела. И задумалась Шатана. Смолола она солод, сварила его, процедила варево и положила в него крепкую закваску из хмеля. Зашипело, заискрилось варево и покрылось белой пеной.

Пили и дивились нарты такому напитку».

Опять люди получили рецепт приготовления пива в дар от богов.
Чуть не забыл выдающегося русского фольклориста А. Н. Афанасьева

Пиво и хлеб
В некотором царстве, в некотором государстве жил-был богатый крестьянин; много у него было и денег и хлеба. И давал он по всей деревне бедным мужичкам взаймы: деньги давал из процентов, а коли даст хлеба, то весь сполна возврати на лето, да сверх того за каждый четверик два дня ему проработай на поле.

Вот раз случилось -- подходит храмовый праздник и стали мужички варить к празднику пиво. Только в этой самой деревне был один мужик да такой бедный, что скудней его во всем околотке не было. Сидит он вечером, накануне праздника, в своей избенке с женою и думает: - Что делать? люди добрые станут гулять, веселиться; а у нас в доме нет ни куска хлеба! Пошел бы к богачу попросить в долг, да ведь не поверит; да и что с меня, горемычного, взять после? Подумал-подумал, приподнялся с лавки, встал перед образом и вздохнул тяжелехонько и говорит:
- Господи! прости меня грешного; и масла-то купить не на что, чтоб лампадку перед иконой затеплить к празднику!

Вот немного погодя приходит к нему в избушку старец:
- Здравствуй, хозяин!
- Здорово, старичок!
- Нельзя ль у тебя переночевать?
- Для чего нельзя! ночуй, коли угодно; только у меня, родимый, нет ни куска в доме, и покормить тебя нечем.
- Ничего, хозяин! у меня есть с собой три кусочка хлебушка, а ты дай ковшик водицы: вот я хлебцем-то закушу, а водицей прихлебну -- тем сыт и буду.

Сел старик на лавку и говорит:
- Что хозяин, так приуныл? о чем запечалился?
- Эх, старина! -- отвечает хозяин, -- как не тужить мне? Вот дал Бог -- дождались мы праздника, люди добрые станут радоваться и веселиться, а у нас с женою хоть шаром покати, кругом пусто!
- Ну, что ж, -- говорит старик, пойди к богатому мужику, да попроси у него в долг что надо.
- Нет, не пойду; все равно не даст!
- Ступай, -- пристает старик, -- иди смело и проси у него четверик солоду; мы с тобой пива наварим
- Э, старичок! Теперь уж поздно; когда тут пиво варить? ведь праздник-то завтра.
- Уж я тебе сказываю: ступай к богатому мужику и проси четверик солоду; он тебе сразу даст! небось, не откажет! А завтра к обеду такое пиво у нас будет, какого во всей деревне никогда не бывало!

Нечего делать, собрался бедняк, взял мешок под мышку и пошел к богатому. Приходит к нему в избу, кланяется, величает по имени и отчеству, и просит взаем четверик солоду:
- Хочу к празднику пива сварить.
- Что ж ты прежде-то думал! -- говорит ему богатый. -- Когда уж теперь варить? ведь до праздника всего-навсего одна ночь осталась.
- Ничего, родимый! -- отвечает бедный, -- коли милость твоя будет, мы как-нибудь сварим себе с женою, будем вдвоем пить да величать праздник.

Богатый набрал ему четверик солоду и насыпал в мешок; бедной поднял мешок на плечи и понёс домой. Воротился и рассказал, как и что было.
- Ну хозяин, -- молвил старик, -- будет и у тебя праздник. А что, есть ли на твоем дворе колодезь?
- Есть, -- говорит мужик.
- Ну, вот мы в твоем колодезе и наварим пива; бери мешок да ступай за мною. Вышли они на двор, и прямо к колодезю.
- Высыпай-ка сюда! -- говорит старик.
- Как можно такое добро в колодезь сыпать! -- отвечает хозяин, -- только один четверик и есть, да и тот задаром должен пропасть! Хорошаго ничего мы не сделаем, только воду замутим.
- Слушай меня, все хорошо будет!

Что делать… Вывалил хозяин в колодезь весь свой солод.
- Ну, -- сказал старец, -- была вода в колодезе, сделайся за ночь пивом!.. Теперь, хозяин, пойдем в избу да ляжем спать, утро мудренее вечера; а завтра к обеду поспеет такое пиво, что с одного стакана пьян будешь.

Вот дождались утра; подходит время к обеду, старик и говорит:
- Ну, хозяин! теперь доставай ты побольше ушатов, ставь кругом колодезя и наливай пивом полнёхоньки, да и зови всех, кого ни завидишь, пить пиво похмельное. Бросился мужик по соседям.
- На что тебе ушаты понадобились? -- спрашивают его.
-Очень, -- говорит, -- нужно; не во что пиво сливать. Удивляются соседи: что такое значит! не с ума ли он спятил? куска хлеба нет в доме, а еще о пиве хлопочет!

Вот хорошо, набрал мужик ушатов двадцать, поставил кругом колодезя и стал наливать: и такое сделалось пиво, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать! Налил все ушаты полным-полнёхоньки, а в колодезе словно ничего не убыло.

И стал он кричать, гостей на двор зазывать:
- Эй, православные! пожалуйте ко мне пить пиво похмельное; вот пиво -- так пиво!

Смотрит народ, что за диво такое? вишь налил из колодезя воды, а зовет на пиво; дай-ка зайдем, посмотрим, на какую это хитрость он поднялся? Вот повалили мужики к ушатам, стали черпать ковшиком, пиво пробовать… Очень показалось им это пиво: "Отродясь-де такого набивали!". И нашло народу полон двор. А хозяин не жалеет, знай себе черпает из колодезя да всех сплошь и угощает.

Услыхал про то богатый мужик, пришел к бедному на двор, попробовал пива, и начал просить бедного:
- Научи-де меня, какой хитростью сотворил ты эдакое диво?
- Да тут нет никакой хитрости, -- отвечает бедняк, -- дело самое простое: как принёс я от тебя четверик солоду, так прямо и высыпал его в колодезь со словами: была-де вода, да сделайся за ночь пивом!
-Ну, хорошо же! -- думает богатый, -- только ворочусь домой, так и сделаю.

Вот приходит он домой и приказывает своим работникам таскать из амбара самый что ни есть лучший солод и сыпать в колодезь. Как взялись работники таскать из амбара, и впёрли в колодезь кулей десять солоду.
- Ну, -- думает богатой, -- пиво-то у меня будет получше, чем у бедного!

Вот на другое утро вышел богатый на двор и поскорей к колодезю, почерпнул и смотрит: как была вода -- так и есть вода! только мутнее стала. "Что такое! должно быть мало солоду положили; надо прибавить", -- думает богатой и велит своим работникам еще кулей пять ввалить в колодезь. Высыпали они и в другой раз; не тут-то было, ничего не помогает, весь солод задаром пропал.

А как прошел праздник, и у бедного осталась в колодезе только сущая вода; пива все равно как не бывало.

Опять приходит старец к бедному мужику и спрашивает:
- Послушай, хозяин! сеял ли ты хлеб-то нынешним годом?
- Нет, дедушка, ни зерна не сеял!
- Ну ступай же теперь опять к богатому мужику и проси у него по четверику всякого хлеба; мы с тобой поедем на поле да и посеем.
-Как теперь сеять? -- отвечает бедный,- ведь на дворе зима трескучая!
-Не твоя забота! делай, что приказываю. Наварил тебе пива, насею и хлеба!

Собрался бедный, пошел опять к богатому и выпросил у него в долг по четверику всякого зерна. Воротился и говорит старику: "Все готово, дедушка!" Вот вышли они на поле, разыскали по приметам мужикову полосу -- и давай разбрасывать зерно по белому снегу. Все разбросали.
- Теперь, -- сказал старик бедному, -- ступай домой и дожидайся лета: будешь и ты с хлебом!

Только пришел бедной мужик в свою деревню, как проведали про него все крестьяне, что он середь зимы хлеб сеял; смеются над ним -- да и только:
- Эка он, сердечный, хватился когда сеять! осенью небось не догадался!

Ну, хорошо; дождались весны, сделалась теплынь, снега растаяли, и пошли зеленые всходы. "Дай-ка, -- вздумал бедной, -- пойду, посмотрю, что на моей земле делается". Приходит на свою полосу, смотрит, а там такие всходы, что душа не нарадуется! На чужих десятинах и вполовину не так хороши.
- Слава тебе, Господи! -- говорит мужик, -- теперь и я поправлюсь.

Вот пришло время жатвы; начали добрые люди убирать с поля хлеб. Собрался и бедный, хлопочет с своею женою, и никак не сможет управиться; принужден созывать к себе на жнитво рабочий народ и отдавать свой хлеб из половины. Дивуются все мужики бедному: земли он не пахал, сеял середь зимы, а хлеб у него вырос такой славный.

Управился бедной мужик и зажил себе без нужды; коли что надо по хозяйству -- поедет он в город, продаст хлеба четверть-другую, и купит что знает. И долг свой богатому мужику сполна заплатил.

Вот богатый и думает: "Дай-ка и я зимой посею; авось и на моей полосе уродится такой же славный хлеб". Дождался того самого дня, в которой сеял бедный мужик прошлым годом, навалил в сани несколько четвертей разного хлеба, выехал в поле и давай сеять по снегу. Засеял все поле; только поднялась к ночи погода, подули сильные ветры и свеяли с его земли все зерно на чужие полосы.

Вот и весна красна; пошел богатый на поле и видит: пусто и голо на его земле, ни одного всхода не видать, а возле, на чужих полосах, где ни пахано, ни сеяно, поднялись такие зеленя, что любо-дорого! И раздумался богатый: "Господи, много издержал я на семена, а всё нет толку; а вот у моих должников ни пахано, ни сеяно, а хлеб сам собой растет! Должно быть, я - великой грешник!"
Комментарии к отрывку из Калевалы.

Добавления в пиво ели или сосны было очень распространено. Такое пиво можем встретить и в ДревнеГреческих Мифах (Дионис), и у Капитана Кука. Pine beer, spruce beer и по сей день можно купить в магазине.

Больший интерес вызывает медвежья слюна. В "Младшей Эдде" встречаем следующее:
"Браги отвечает: «Все началось с того, что боги враждовали с народом, что зовется ванами. Но потом они назначили встречу для заключения мира, и в знак мира те и другие подошли к чаше и плюнули в нее. А при расставании боги, чтобы не пропал втуне тот знак мира, сотворили из него человека. Он зовется Квасир. Он так мудр, что нет вопроса, на который он не мог бы ответить." — В основе этого мотива лежит распространенный у первобытных народов способ приготовления растительного напитка при помощи забродившей слюны.

Ну а с медом и так все понятно.
Пиво и меды на протяжении многих веков русской истории осмыслялись как божественный напиток, которым распоряжаются святые угодники, напиток, дающий жизнь и здоровье. Эти представления нашли свое отражение во множестве преданий, легенд, обрядовых песен, сказок и былин. Представление о святых угодниках как повелителях хмельных напитков зафиксировано, например, в новгородском предании, восходящем к Х1У в. В нем рассказывается о святом юродивом, который, оскорбленный на пиру боярами, одним мановением руки заставил исчезнуть хмельные напитки из кубков и бочек. После полученных от бояр извинений юродивый, оказавшийся св. Николаем Угодником, тотчас же вернул их назад (Новичкова Т.А. 1994.С. 211). В старинных обрядовых песнях говорилось, что "сам Бог меды сыциць, Илля пива вариць" (Новичкова Т.А. 1994.С. 211).
И послала Ольга к древлянам со словами: - Вот уже иду к Вам, приготовьте меды многие у того города, где убили мужа моего, да поплачусь на могиле его и устрою тризну мужу своему. - Они же , услышав об этом, свезли множество медов и заварили их. Повесть Временных Лет.

RSS

© 2019   Created by Юрий Катунин.   При поддержке

Эмблемы  |  Сообщить о проблеме  |  Условия использования